paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Music:

Дело о хлебе

Дело в том, что читая Платонова (сейчас мы проходим "Чевенгур") ловишь себя на желании пойти и отломить (отрезать на крайний случай) краюху кусок серого (черного) хлеба. С пористой, похожей на карту луны, угреватой сыпью необязательно хрустящей корочки. Читая Платонова хочется (начинает хотеться) здоровой и грубой пищи - вареной картошки с остро пахнущим семечками подсолнечным маслом, каких-то огурцов, выуженных из заплесневелой бочки, соли крупного помола. Читая Платонова вдруг начинаешь ощущать свою физиологию словно бы под микроскопом, как если ты рассматриваешь линии руки и рисунки на кончиках пальцев -в лупу рассматриваешь, из-за чего дактилоскопии начинают походить на рисунки Филонова, ну, или, хотя бы, Глебовой. Они бугрятся холмами и в каждом квадратике кипит и пенится автономная жизнь.
Но ничего этого нет - ни грубого хлеба, ни молодой картошки в изношенном грустном мундире, оливки пряного посола, листья салата с ватными узбекскими помидорами, кусок холодной телятины. Тем более, что кусок холодной телятины ну и ещё стакан чаю выкушать - это уже другой писатель с другой физиологически трудной планеты.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments