paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Mood:
  • Music:

Дело о талисмане

Дело в том, что вся аэропортовская субкультура и эстетика – лицемерный спектакль перед лицом первобытного ужаса. Всё настроено на отвлечение, всё состоит из отвлекаловок, лишь бы не оставить человека наедине с самим собой. Много суеты, социальной моторики, пластика. Однако стоит, стоя на эскалаторе, посмотреть вдаль, где белизна евроремонта обрывается и вскрытием приёма зияет строительная площадка нового корпуса аэропорта Домодедово. Взлётное пространство усыпано люминесцентными загорождениями и огнями, которые тревожно перемигиваются – как в полицейском психотриллере или милицейском телепатруле. Зачем нужно снимать обувь и ремень, если всё что нужно можно при умении пронести в других частях одежды и тела?
Володя говорит, что не зря в детстве я увлекался Кьеркегором. Он решил вылечить меня он фобии полетов, поэтому накануне предложил за пару часов пойти в ресторан и хорошенечко подготовиться. За нашу сохранность, говорил он, отвечает ангел-хранитель, поэтому можно отрешиться от собственной ответственности и не переживать то, что ты не управляешь более ситуацией. Накануне был день рождения Дмитрия Александровича и Светка врезала нам под первое число за то, что мы не были с ней на кладбище. Поэтому сначала помянули Д.А. перцовой горилкой, затем отметили его день рождения и поехали в аэропорт, рассуждая о запахах перронов метро и вокзалах и запахах России, вглубь которой мы и погрузились с двухчасовой отсрочкой. Лететь было и в самом деле не страшно, то ли Володя и правда вылечил, то ли новый Боинг внушает уважение.
К тому же, Владимир настолько безмятежен, уверен и тих во всех своих проявлениях, что поневоле пропитываешься. Отвлекал, конечно, как мог, пока не захрапел, расспрашивал про детство, про Челябинск, спортивные игры, фобии, про писателей, конечно – с Владимиром только так и можно разговаривать: одна только правда и ничего, кроме правды. Вик. Ерофеев. Липскеров. Геласимов. Улицкая. Славникова. Прилепин. Пелевин. Данилкин. Немзер. Зайчанковский. «Утонуть не в чем. Ничего не ждёшь». Зато скрипичные квартеты Шостаковича – «самое гениальное, что может быть…»
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments