paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Music:

Дело о "Рефлексии" в "АртПинчукЦентре"

Дело в том, что и Центр в Киеве и выставка Reflection - частнособственническая инициатива, такая же как музей Маркина в Москве, только круче – ибо если Маркин собирает современное русское искусство, то Пинчук выставляет самых модных и дорогих художников мира. То есть русское искусство здесь тоже есть («Синие носы», Олег Кулик. Сергей Братков и Арсен Савадов), но здесь оно именно «русское», то есть «иностранное», оттого и смотрится рифмой и продолжением западного. На уровне, кстати, смотрится, ничуть не проигрывая, в техничности и технологичности, широкоформатности, ибо с бору по сосенке показано лучшее, что есть сегодня в России.
Но западных больше. Гуще. Одного Джеффа Кунца там полэтажа (каждое панно на полстены), одного Дэмиана Хирста в разных видах и жанрах – едва ли не половина экспозиции. Есть и скульптуры, есть мультипли, есть коровьи головы в формалине, есть голубь в лайт-боксе, есть бронза и есть распятый скелет и полотна из бабочек, а есть из пересушенных мух…
Киев – не Москва, у Малороссии особенная стать (в том числе и в области contemporary art), демонстративно расположить блистающую бриллиантами имен коллекцию напротив освежеванной туши Бессарабского рынка значит бросить городу и миру невидимую перчатку.
Тем более, когда в «АртПинчукЦентр» стоит молчаливая, интеллигентная очередь, обтекаемая аутентичными украинцами, которые никак не могут взять в толк – что это за аттракцион и по какому такому ведомству его проводить нужно?
Очередь в музей оказывается едва ли не главным аттракционом «Рефлексии», чей главный смыл, посыл и сухой остаток – вкус и запах больших денег. Очень больших денег. То есть, очень-очень. Ибо приобретать Мураками (который скульптор, а не писатель) или того же Хирста, помещая их в авторский дизайн помещений, исполненный Филиппом Чамборетто – отдельное и запредельно недоступное удовольствие.
И, кстати, крайне приватное: наслаждение художниками, открытыми галеристом Саатчи, сродни переживаниям сиятельных особ, строивших для своих чудачеств всевозможные «уголки уединения» и прочие «монплезиры». Выставить в Киеве на всеобщее обозрение широкоформатные работы Энтони Гормли или Андреас Гурски – всё равно что пустить парубков в собственную спальню, где из белого комода торчит кусок свежевыстиранного, но ношенного уже исподнего.
Однако, украинский дискурс не предполагает застенчивости или ложной стыдливости, прямолинейность здесь понимается как утилитарность, а утилитарность как прямая действенность, поэтому, собственно, и оказываются возможными жесты, очищенные от какой бы то ни было примеси метафизики.
Украинская метафизика и есть конкретность деяния (не зря главный символический продукт страны – сало – сыт и, дальше некуда, реален, в отличие, скажем, от русской водки, которую и продуктом-то можно назвать только с перепою), отчего вторым важным аттракционом «АртПинчукЦентра» являются туалетные комнаты. Они выложенны зеркалами и разноцветными материалами, из-за чего входишь в туалет и теряешься – сначала в пространстве, затем во времени и собственных желаниях, забывая зачем, собственно, ты здесь.
На одном из этажей «Рефлексии» есть схожая инсталляция Энтони Гормли «Слепой свет», чей прозрачный куб занимает едва ли не весь зал. Внутри куба – конденсированный водяной пар, из-за чего кажется, что ты попал внутрь облака. Ничего не видно, ёжик в тумане, расправляешь руки, опираясь на пустоту, так вот внутри менее интересно, чем снаружи. Все стремятся попасть внутрь, но мало кто догадывается просто обойти куб, чтобы увидеть фрагменты блуждающих тел, растерянность посетителей etc. Однако, вполне функциональные туалеты выполняют роль, которой посвящён «Слепой свет» много лучше, метафоричнее: своя рубашка всегда ближе к телу.
Третий аттракцион Центра – белое кафе под самой крышей, где нет объектов искусства, одни искривленные стены и стерильная чистота евроремонта (главной идее экспозиции), нарушаемого (или, напротив, подчёркиваемого) видами из окон – на посольство всеукраинского сала, на осуществленную сталинскую архитектурную утопию Крещатика, нарушаемую новостроями, на степь октябрьского неба. Здесь, в тишине и пустоте, становится окончательно понятным, над чем же, собственно говоря, вся эта «Рефлексия» думает.

Бонус
А вот как о выставке написали в моем отделе. Текст не мой. Мой заголовок.

10:18, 25 октября 2007

В Киеве включили рефлексию


В Киеве включили рефлексию

Центр современного искусства PinchukArtCentre открылся всего лишь год назад. Уже тогда он поразил размахом задуманного и осуществленного. А после открывшейся в октябре выставки Reflection понимаешь: голос украинского современного искусства (впрочем, не только украинского) зазвучал здесь во весь голос. И не только потому, что у PinchukArtCentre много денег, чтобы снять палаццо Пападополи на Венецианской биеннале. Подробнее…

все новости

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments