paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Letter


Вот получил от Темирова письмо про Бродвей. Для информации вывешиваю, вдруг кому интересно: Ионеско, Бродвей, все дела...

Ой, где был ... Так вот: пришёл я туда, а там сперва никого, а потом
они. Ну, и я. Хотя были и наши тоже, но мало, и "браво" потом они
кричали, те, которые наши. А я не кричал, потому что я в стороне и к
ним себя не причисляю. Неестственно так было всем (и мне в их числе)
слушать это "браво, браво, браво, браво" под мерный прибой
аплодисментов, дурацки. А с другой сторны -- всё же вот, кроме наших
(своих, до изестной степени, а до степени, потому что уж больно ваши
тут все эти наши) и их никого не слышал я, значит вот мы-то тянемся, и
пожалуй, сильнее всех их даже, потому что на наших там спектаклях я их
вообще никогда не видел. Не слышал, а видеть -- может и видел.

http://www.pearltheatre.org/



Итак, Нью-Йоркские театры Off и Off Off Broadway запустили в
новооткрытый сезон петуха -- Ионеско. С 6 Сентебря по 1 Декабря
осенний фесиваль Ионеско, организованный Untitled Theater Company #61.
Якобы первый фестиваль, где к показу представлены все его работы,
общим числом 39. Задействовано 16 Манхеттенских театров, и в одном из
них я только что был.

http://www.untitledtheater.com/

С творчеством Ионеско я ранее был знаком не слишко близко, покаюсь --
до известной степени шапочно, поэтому многие слова мне стали доступны
только в английской версии, хотя учитывая его (Ионеско)
румынско-французскость это не должно быть слишком важно.

http://www.imagi-nation.com/moonstruck/clsc19.html

Да, среди всего фестиваля (с 6 сентября по 1 декабря), 16 театров, 39
постановок есть 1 (один) спекаткль в определённый день стоящий 35
баков, все остальные всегда -- 15. Нужно ли говорить, что сегодня
именно тот день и я пошёл именно на тот спектакль. Конечно не зная
вообще о ценах на билеты; да и после Broadway Show вообще не
расстраиваемый любой суммой за представление -- а всё же
симптоматично.

http://afr.com/

Играли Exit the King, не знаю как по-русски.
http://www.bel.ru/news/belgorod/show_one.shtml?id=3646
Вот, знаю: Король умирает. Уходит, я бы сказал, выходит из и навсегда.

И вот что я думаю по поводу произошедшего у меня на глазах:

Очень многие зрители являли собой людей пожилый, некоторые -- пожилых
чрезвычайно. Пары вели церемонно, сквозь зал, громча шепча: watch your
step, пары ковыляли. Одинокие, и, как следствие, бодрые старички, сами
занимали свои места, вполне импозантные в роговых оправах. Я был
удивлён обилием senior citizens на вечно молодом хохмаче Ионеску. Но
вида не подал.

Спектакль начат был прямолинейно и вяло, с прозрачными монологами на
отчётливейшем английском, с прямым светом потолочных пушек, с блеклыми
в их свете костюмами, с амимичной корейско-китайской служанкой.
Действие шло пунктирно -- то длиннющий моно-диа-лог, то перебежки по
сцене, то пшют-солдафон на потеху публике, в орденах и с аксельбантом,
выкрикивающий имена персонажей по мере их появления. Я как-то отёк в
кресле и задумался уже о другом, механически чёркая в умственном
записничке -- конвенциональный театр ... классическая режиссура ...
закостеневшая в вишнёвом-сале-или-что-тут-у-них-принято игра актёров
... уверенная тройка в моей тебели о рангах, текстом возможно вытянут
на четыре ...

Я тогда не знал, что 35 за билет -- это самый дорогой вход на всём
фестивале и ничего особенного не ждал.

Интерес пробудила композиция актёров, стоявших на сцене втроём в одну
линию, но не впритык, а в разрядочку, и изрядную. Вот-те,
патриотически зазлопыхал я, Станиславского могли бы им и преподать. Но
помимо странного построения у актёров ещё бегала реплика от одного к
другому, я стал вертеть головой, как и все, и начал погружаться в их
сцену, в американскотрактованную наррацию Ионеско.

И вся конвенция начала лететь к чертям, а серость и блеклость
происходящего расползлась, как горящая плёнка в прожекторе, оставляя
чёрные и чистого цвета пятна. Начало, обыденное, очень скоро поплзло
круто вверх в "абсурд", но такой плавной, бесшовной экспоненты я не
видел попросту никогда. В "абсурд", потому что ретроспективно
очевидным становится абсурдность начала и истинность, верность,
жизненность финала. Спокойные декорации, развешанные по сцене бордовые
флаги -- Berenger I (имя и порядковый номер короля)-- что может быть
абсурднее нелепости такой постановки. Солдат кричал Long Live the
King, и ему переставали верить после первый фразы, и было ясно, что
король обречён ...

У короля две жены, вторая из которых скорее прошедшая канцелярские
препоны любовница. И в утренней встрече двух женщин видно было, что
одна пожила и умна, а другая смотри выше. И королева Маргарита (в
королевской мантии), и королева Мари (скорее в мантильи) обсуждают
ситуацию с королевством -- в нём дыры, в дыры проваливается политех,
сколь его не перестраивай, края королевста отваливаются в пропасть и
площать страны уменьшается, как шагреневая кожа.

Королева Мари потрясающе играют глупенькую и любящую королеву. Легко
играть роль "характерную", волевую -- сыграть же трепетную лань без
присущей им театральной волоокости, только на острие носика, каблучках
и мастерстве -- достойно уважения. Умоляет она королеву Маргариту
(Марго, как она ни разу не была названа в пьесе) не говорить королю,
что сегодня его последний день, и сама не верит в это. Я, наровне с
залом, заметно оживаю, когда Маргарита говорит -- Король, вы умрёте к
концу этой пьесы.

И Король умрёт, конечно.

В отчаянии он отвроачивается к стене с трещиной идущей поперёк
гравировки Berenger I, и поварачивается уже полностью поседевшим
белёсым старцем с испариной на лице.

Король замечательно стар, и замечательно сыгран -- он беспомощен,
безвластен, его последние два министра пошли ловить рыбу да упали в
речушку, которая сама упала в бездонную расщелину, его приказы
безвластны, он дрожарук и сутул, в простом алом плаще (знаменущем
собой все королевские регалии вместе) и в галстуке.

Король не хочет умирать. И, так как он прожил более четырёхсот лет,
это, несомненно, абсурд.

Я говорил о пожилых людях, наполнявших зал -- сцена, когда все актёры
встали лицом к публике и стали истово умолять всех нас, мёртвых, уже
умерших, рассказать и показать королю, как без страха встретить смерть, как
прийти к ней подготовленным, рассказть, как это было с нами самими,
эта сцена серьёзно напрягла зал, посеяла гнетущее волнение.

И так я смотрел, сцена за сценой, кажущуюся простой игру актёров в
кажущейся простой композиции, и секрет ускользал от меня. Жизнь
абсурдна. Жизнь не может быть плохой -- это просто взаимоисключающие
термины. Так говорил Ионеско.

Загадка, как конвенциональная постановка становится шедевром, где
наступает перелом и возникает то чудо театра, о котором столько писано
и так редко (никогда прежде) не видано. К концу видна тонкая вышивка
накидки королевы, кремовый оттенок ткани, свет на сцене подсвечивает
только самих актёров. Король садится на трон, который -- офисное
кресло, и умирает, а королева произносит -- вот видишь сколько было
напущено тумана из-за ничего, many fuzz about nothing, отсылая к
шекспировскому much ado about nothing. Незадолго неуклюжий до поры
военный персонаж поведал, что его возлюбленный король быль всем -- и
братьями Райт, и братьями Монгольфьер, изобрёл и вохдухоплавание и
позднее самолёт, построил автомобиль, писал пьесы под псевдонимом
Шекспир, и ещё всё-всё-всё, и всегда своими руками -- на что
подошедшая китайская служанка замечает, что он сам ничего не может
сделать, и чуть зсориться раковина, как зовёт сантехников.

Я шёл по улице святого Марка и разумывал об увиденном, когда дама
впереди меня сказала своей товарке -- "она мне показалась красивой
женщиной, знаешь, даже несмотря на этот нарост на носу". Осенний
фестиваль Эжена Ионеску в Манхеттене удастся -- уже удался.

В целях возлюбленной интерактивности убедительная просьба
неукоснительно следовать всем ссылкам и не поддаваться при этом на
провокации.

P.S. Это всё, конечно, такой полу-газетный текст, фарс, по духу сродственный
работам румынского драматурга. Не ставящий себе целью взорвать изнутри
описываемый конструкт, обнажив "абсурдность", а одетый в вывернутое
наизнанку домино хохочущий арлекин.

P.P.S. Денис, надеюсь ты будешь не против, если я отправлю копии этого
частного письма ещё нескольким частным лицам, Диме, Оле -- вообщем,
всем своим :-) При этом я настиваю, что это письмо частного лица
частному лицу, состоящее из описания частной жизни, а ни что иное.



Locations of visitors to this page
Tags: театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments