paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Music:

Дело о градообразующем предприятии

Дело в том, что как только я написал в аське и в ЖЖ, что еду под Винницу, народ стал откликаться. Странное дело, но сразу с десяток человек обнаружили свои корни. До этого я знал лишь про винницкое происхождение Аркадия Трофимовича, а тут приятная компания достойных людей образовывается – у кого папа, у кого мама, кто бы мог подумать. Это к вопросу об акустике.

Странности виртуального общения меняют внутреннее ощущение заброшенного. Отныне ты никогда не будешь один, таская за собой контактный лист в acq и почтовые ящики, подобно стропьям парашюта. Биение собственного сердца можно расслышать лишь в полной темноте, когда гаджеты и протезы отключены, ничто не мерцает, не светится. Кстати, о звуках сердца. Утром, таки, обнаружил настенные часы в закутке между нашими тремя номерами. Вот тебе и акустика.

Окна комнаты, где я теперь обитаю, выходят на пустырь. Утром я проснулся от множества звуков, выглянул в окно: местность радикально преобразилась – заставленная рядами палаток и крыты лавочек на весь световой день она прикинулась рынком, торжищем, майданом. Вроде бы, ничего особенного – в Москве или в Челябинске на каждом пятачке возникает нечто похожее, однако же, если ты путешественник (шествующий путём), твой долг отмечать и записывать, находить отличия даже в схожести.
Тем более, что ты теперь на Украине, где всё точно так же, как дома, да вот и не так же, странные зазоры смещают картинку. И глядя отсюда, немного со стороны, на своё собственное существование можешь уже не метаться между столицей и Уралом, но обозначить словом дом место, где ты пока отсутствуешь.

Утром в столовую к нам зашёл поздороваться мэр, после завтрака Александр Львович повёл разномастную шоблу на экскурсию. Автобуса не потребовалось, студийцы растянулись на половину улицы Ленина, сгруппировавшись возле бывшей площади Ленина, недалеко от которой стоят друг на против друга два Храма – католический XVI века со скульптурой покровителя города и пожарных Св. Флоренитана и православным мужским монастырём, относящимся, между прочим, к московской епархии.

Дальше мы отклонились от главной улицы вбок и город забугрился, заворочался холмами, начал вставать на дыбы. Небо над кудрявыми, что мой лобок, холмами, тоже начало немедленно углубляться и закипать, но уже не лиственностью, а переменной облачностью, растянувшейся подобно экскурсантам над шарым городом Шаргородом.
Конечным пунктом экскурсии оказалась синагога XVI века, где после 30го года устроили винзавод. До сих пор под этими мощными сводами оборонительного свойства стоят огромные деревянные бочки. Заходишь с жары в тень и в нос шибает едкий, кислый запах – в последние годы завод перепрофилировали на изготовление яблочного уксуса.

По дороге к синагоге мы спустились в «турецкие подвалы». Есть легенды, что под Шаргородом находится сеть разветвленных подземелий, поэтому на пленер-практикум позвали помимо архитекторов и журналистов команду диггеров, они уже сейчас (встречали несколько раз) ходят по городу в маскировочных костюмах с задумчивыми выражениями лиц, точно им внятны все тайны мира. А вот рубли тут никому не внятны и в банках (даже в банках!) рубли не принимают, требуют евро или доллары.

Вместе с Александром Львовичем экскурсию водил мэр района, с гордостью показывая по сторонам, что, мол, вот тут будет фонтан, а вот тут памятник. Если бы дело происходило, скажем, в Чердачинске, то вполне можно было бы представить какие именно фонтаны и памятники запланированы. Однако же в этом сонном и пустынном местечке руководство района (города, области и вплоть до губернатора) угораздило связаться с современными художниками, поэтому результат кажется непредсказуемым.
Ну, что там наваяет для Шаргорода, к примеру, Жанна Кадырова (открытие памятника её работы запланировано на следующую неделю)? То там, то здесь натыкаешь на следы предыдущих Шаргородских арт-бдений – выцветшее граффити, похожее на татуировку, украшающее водонапорную башню или граффити.
В этом смысле артефакты прошлых веков оказываются более долговечными, а мэр города мечтает выставить в музее современного искусства свой портрет, исполненный в прошлом году Ильей. Впрочем, одного монументального портрета ему мало и сегодня на завтраке он заказал ещё и скульптуру в полный, так сказать, рост.

Мой друг Игорь говорил, применительно к своему родному барочному Львову о нищете материи, определяющей сегодняшнее умонастроение города. Что ж говорить о Шаргороде, который с Львовским запущенным разнообразием сравнивать невозможно, дыра на дыре? Своим присутствием Шаргород (и всё, что в нём находится) говорит, скорее, не о присутствии, но об отсутствии. В том числе того, что было. В том числе того, что здесь могло бы быть. Кладбища в центре не случайны и говорят о тщете всего сущего, словно бы перегружая эти и без того перегруженные крайним простором пространства бесплотными тенями и ожиданием. Когда в мире ничего не происходит (а Шаргород, безусловно, это отдельный мир, шар, шарик, отдельная маленькая планета-спутник), то в зияющем ничего поселяется ожидание.
Оно никого не трогает, не починяет даже и примуса и вообще никак себя не проявляет, просто струится из открытой кем-то конфорки, струится тебе и всё тут.

Бонус
Сайт феста: http://www.mfutur.ru/
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments