paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Дело о подмастерьях

Дело в том, что пару лет назад я смотрел в Лувре выставку "Искусство как преступление", которая уже тогда показалась мне кураторской удачей. Потом я неоднократно обсуждал эту эпохальную экспозицию с художниками и искусствоведами, все сходились на том, что преступление - практически идеальная фигура, описывающая значимый творческий акт. Значимый с точки зрения нахождения новых, до селе не существовавших смыслов (для чего, собственно, и нужно искусство). Реальность (особенно последнего времени) показывает, что искусство - это всегда преступление, буквальное пре-ступление общепринятого, отступление и нарушение канона. А как вообще можно создать что-то новое, если не преступить границы существующего?

Творящий всегда преступник, творящий всегда один - накачивание интеллектуальных мускулов мирволит уединённости, даже если какие-то позиции и возникают и вырабатываются в диалоге, то доводить их до ума следует в тишине и сосредоточенности. Кто о чём, а я снова о "случае Лямпорта", очень уж травмировала меня массовая травля автора и его редактора в ЖЖ. Стал задумываться о причинах неадекватного гвалта, ведь Ефим описал достаточно очевидные моменты. Насколько он не прав в части, посвященной Марии Степановой, настолько верным оказался в первой части своего текста, посвященного упадку современной поэзии, современных поэтических нравов, когда в отсутствии читательского интереса критерии оказались полностью размыты и утрачены, отныне всё золото, что блестит. А если блестит оно громко да с вывертом (выкриком, выпердом), то тебя вполне могут зачислить в лидеры направления, поколения. Утрата критериев оборачивается полной невозможностью провалиться - ведь понятия дна более не существует. Впрочем, как и неба, куда следует стремиться тоже. Порывы возможны, но вот прорывы?

Впрочем, ленивая думка моя была не про поэзию, а про то отчего проклятья Лямпорту сыпались в массовом порядке. Ведь, повторюсь, Ефим говорил очевидные вещи. Более того, некоторая форсированность его тона призвана закамуфлировать банальность посылки: "Нью-йоркер" выдохся, а фашизм - не такая простая и примитивная идеология, как нам преподавали в средней школе. Я далек от конспирологических версий, мне бы не хотелось оскорблять "оппонентов" безапелляционными"на воре шапка горит" и "дураки любят собираться в стаи", не мой стиль. Хочу лишь разобраться в произошедшем, сформулировать своё отношение к тому, что было. Ведь я имею на это полное право, особенно после того, чего наслушался о себе в эти дни (обсуждению подверглись даже моя внешность и национальность, о которых люди судили по фотографиям и в меру своей испорченности). Тем более, после того как некоторые негодующие стали требовать от меня объяснений. Что ж, папы этого ответ помещаю в книжке.

Тезис, собственно, один, просто он дробится на составляющие. Самостоятельно мыслящий человек не позволяет себе массовых действий, они ему чужеродны по определению. Люди, не выносящие пре-ступления, таким образом, как бы расписываются в своей творческой несамостоятельности, в неверии самим себе - их возмущает нарушение конвенции только лишь потому, что сами они конвенцию не нарушают, движутся в фарватере общепринятых правил и даже думать не думают их нарушить, то есть создать нечто новое, принципиально выходящее за рамки. Ефим Лямпорт, конечно, не Василий Васильевич Розанов, но он хотя бы попытался вырваться из подмастерьев в мастера, за что и был умозрительно бит. Самая главная (чаще всего встречавшаяся) ему претензия обязательно отмечала отсутствие филологического образования и гинекологическое настоящее. Я не думаю, что филология априори делает всех талантливыми или имеющими право на высказывание, и никто так не думает, но предяву лепят. Впрочем, это отдельный вопрос - про образование и профессию, можно наскрести примеров в любую сторону, я сейчас не об этом.

Признанание собственной творческой несостоятельности может быть вызвано самыми разными причинами и я не психоаналитик, чтобы в вних ковыряться. Но, поразмыслив сегодня во время прогулки, я решил, что какими бы причинами не руководствовались подписанты (корпоративными, карьерными, благородными, компанейскими, тусовочными, обостренным чувством справедливости), в конечном счёте, мотивы эти не имеют никакого значения - для всех результат один и тот же: неверие в собственные творческие силы, когда важно быть одним из. Не зря Черчиль сказал о том, что патриотизм является последним прибежищем негодяев; чувство праведного гнева руководит людьми, которым нечего более представить, кроме означенного выше чувства. Ибо самым правильным ответом на филиппику негодяя было бы массовое написание шедевральных текстов. И даже не в смысле отповеди зарвавшемуся критикану, но выражением естественной потребности к пре-ступлению замшелых границ цехового обитания. Ведь шедевром, как известно, назывался квалификационный экзамен, после которого подмастерья могли называться мастерами.

Но написать поэтический шедевр сложно, а поставить свою подпись под коллективным воззванием проще простого.
Список подмастерьев здесь:http://grdash.livejournal.com/11404.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments