paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Music:

Дело о Царе Эдипе

Дело в том, что после оратории Стравинского в Зале Чайковского взял и перечитал Софокла. Пьеса свежая, актуальная, незатасканная, что твой Островский, хоть сейчас ставь. Очень странно, что в столице не идет одновременно сразу несколько Эдипов, подобно, ну, например, королям Лирам, которые, теперь мне это совершенно очевидно, вырастают из "Эдипа в Колоне".

Я всё время думаю о понятии судьбы, что же это такое? Мы произносим это слово совершенно незадумываясь о его наполнении, механически, только бы отделаться. говорим "ну судьба такая" и всём, вроде бы, становится всё понятно, а, на самом деле, ведь ничего же непонятно, ничего. Пустое, полое означающее. Актуальность Эдипа заключается в том, что он, подобно каждому из нас, живёт под собою не чуя страны, правда, мы живём в информационном избытке, а он в информационном недостатке. Вся проблематика "Царя Эдипа" укладывается в линчевскую формулу "совы не то, чем они кажутся": мы все заблуждаемся на счёт себя и мира вокруг, даже и не представляя насколько глубоко заблуждаемся. Видимости и кажимости манипулируют нами как напёрсточники. Надпочечники вырабатывают вяжкое вещество ожидания, за которым, собственно говоря, и проходит жизнь.

Само это вещество никак не окрашено, поэтому, вольно или невольно, мы вынуждены заполнять этот бесцветный поток своими собственными мыслями и размышлениями - каждый в меру своего ума и проницательности, однако же, ты очень хорошо видишь как (именно как) строит концептуальный базис твой младший товарищ, как на яркой освящённой (освещённой) сцене крупным планом видишь все его заблуждения. Видить чужие заблуждения - единственное, что нам доступно, ибо мы, наблюдающие, забуждаемся точно так же, но только в своём. Каждый в своём. Эдип больше всего страдает не от содеянного (что сделано то сделано и жизнь невозможно повернуть назад. И время ни на миг не остановишь), но от открывшейся бездны заблуждения. Эдип переживает и не может перенести серьезнейшую информационную травму. Собственно, все мы страдаем от того же самого - не от того, что некое явление произошло (ведь когда мы о нём узнаем оно уже свершилось и мы лишь находимся в радиоактивном следе его последствий), а то, что, рано или поздно, мы о нём узнали. Что мы о нём узнаём.

Так страшен не факт измены (ну, подумаешь укол, укололся и пошёл), а то, что нам вдруг открываются истинные обстоятельства произошедешего. Неоднократно сталкивался с тем, что когда физическая измена происходит гласно, без утайки, широко объявленой, особых терзаний она не вызывает. Другое дело, когда тайное становится явным. Тогда Эдип выкалывает глаза золотыми спицами Иокасты - чтобы больше не видеть, то есть, не воспринимать дополнительную информацию, те информационные потоки, что он уже более не в состоянии вынести. Он ослепляет себя, но не убивает, хотя ведь мог бы совершить какое-нибудь харакири, именно для того, чтобы в темноте (и темнотой) преодолеть (если это возможно) информационную интоксикацию. И ведь, между прочим, у него это удаётся - по крайней мере, ослеплённого его хватает ещё на одну широкоформатную пьесу.
Tags: бф, музыка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments