paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Дело о выставке Ракузина "Библиотека художника"


Дело в том, что мы сидели с Люсей и пили чай, обсуждая дела наши скорбные, в неважном самочувствии, размазанные по стульям, как я упомянул, что накануне взял интервью у парижского художника Анатолия (нафтали) Ракузина по поводу его первой персоналке на исторической родине. Не знаешь, где споткнёшься: Люся встрепенулась и сказала, что хорошо Ракузина знает, ибо одного они с ним гнезда Менева, что её звали на вернисаж, но открытие отложилось. Я сказал, что Анатолий уже уехал, поговорили и закрыли тему, но Люся возжелала посмотреть выставку и тогда мы нурнули в машину и поехали. Предварительно позвонив Сереже Попову, чтобы узнать, как до них доехать.

До них - это до галереи "pop/off/art", которая с некоторых пор нравится мне необычайно - одна из лучших галерей, последовательно собирающих и коллекционирующих пропущенное в русском искусстве звено - зрелый, спокойный модерн. То есть, не то, чтобы оно было пропущено, ибо художников таких много, они есть, но направление это вершинное в русской традиции никак не манифестируется и не выделяется. Второй русский авангард у нас существует и постоянно поднимается как на дрожжах (в смысле репутации и цен), а вот про модерн как-то забыли, подрастеряв в придавленном концептуализмом искусстве глубинное мифотворчество. Приятно, то именно "pop/off/art" выставляет и продает моего любимого на сегодняшний день Андрея Красулина. Остальное у них на сайте.



Ездить с Люсей одно удовольствие. Во-первых, она лихачит под звуки радио "Джаз", а, во-вторых, пока мы добирались на зады Курской через Белорусскую, она показала мне три или даже четыре места, где жила она или её родители или куда она ходила в частный детский садик. Москва - город маленький, каждый год идёт в зачёт, накапливая складки воспоминаний и тонны подробностей. Даже если ты протоптал дорожку и ходишь одними и теми же маршрутами, даже редкие отклонения чреваты длительными запойными воспоминаниями в стиле "здесь был я". Жизнь пройт - не поле переплыть.
Короче, когда мы приехали и отыскали галерею на задах козаковской церкви, что стоит на Гороховом поле, нас уже ждал накрытый стол и душевный разговор. Работы Нафтали в реальности оказались ещё лучше, чем в каталоге, ибо больше и насыщеннее. Концентрированее, что ли. Несмотря на внешнюю безмятежность (уж не знаю каким образом художнику удалось это сделать) кипит и пенится неслучайное интеллектуальное напряжение. А у Люси случилась надоба в подарке и лишние деньги (мы же ещё хотели за билетами заехать, но передумали), так она тут же прикупила за 150 баксов (ей, как жене художника круга галереи дали скидку в 50 баксов) прекрасный ракузинский офорт с книгами. Впрочем, иного и быть не могло - ибо всю жизнь Ракузин только книги одни и рисует. В разных техниках и видах, но книги.

88.54 КБ

А что тут такого? Роман Опалка всю жизнь циферки выводит и ничего, в классиках давно. ракузин ещё не в классиках, но очень хочется, чтобы он в том направлении двигался. И не только потому, что у любимой всеми нами ляли теперь будет дома в Милане висеть замечательный офорт, а потому что модернисты всячески этого заслуживают. А не раскручены они по вполне понятной причине сидения между всех стульев. Как и Красулин, Ракузин, несмотря на то, что мастер-фломастер не входит ни в какие обоймы, ибо очень сложно одновременно метафизику товрить и тусоваться. Тут как у Кьеркегора - или-или. Водка с метафизикой совместима, а вот тусовка нет, ибо центробежность зарождающегося во чреве мастерских и лабораторий искусства, принципиально лишена коммуникательности. Метафизике, вообще-то, любая вербализация противна, из-за этого метафизика сдувается и тускнеет, как морская галька, обсыхающая на берегу.

198.70 КБ


Бонус

Интервью с Ракузиным, если кому интересно, тут: http://vz.ru/culture/2007/6/24/90001.html

"Казалось бы, странный поворот старой темы про «мертвую натуру», однако, оторваться невозможно. Мандельштам называл акмеизм «тоской по мировой культуре». В этом смысле Ракузина можно назвать последним акмеистом, ведь его библиотека в свернутом виде содержит всю историю искусства. Имена художников – метки на обложках, скрывающих целые миры. И если иметь ввиду старую мысль о том, что искусство есть подпись, то одна картина Ракузина заменяет целый культпоход. Подобно тому, как «Черный квадрат» Малевича включает в себя все возможные (и невозможные) изображения, так и альбомы Нафтали гиперссылками вмещают в себя все возможные образы того или иного художника, все наши знания и представления о нем.
Жвопись Нафтали Ракузина зависает между фигуративным искусством и концептуализмом с памятью о геометрических абстракциях, Моранди и Мондиране, готической вязью Бюффе и смещенностью в сторону кубизма Фалька. Конечно, это искусство об искусстве, но еще это и очень теплая живопись, одухотворенная мастерством и внутренним трепетом"



Locations of visitors to this page
Tags: Люся, выставки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments