paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Location:
  • Music:

Дело о выставке Биеннале в Ермолаевском переулке


Дело в том, что музей современного искусства в Ермолаевском переулке состоит из пяти этажей, на четырех идет выставка "Урбанической формализм", собранный Женей Кикодзе, в критике уже называли эту экспозицию самым внятным проектом нынешней Биеннале (музейный "Соц-арт" не в счет, он проходит по ведомству истории). Пошел посмотреть на внятность. На каждом этаже по три комнаты (ии зала), в каждом отсеке одно произведение, то есть всего здесь чуть больше дюжины артефактов. Из-за этого залы выглядят пустынными, стерильными - к тому же, белизна стен оттеняется белой кафельной плиткой, положенной в основу одной из инсталляций (её продолжение - небольшие круглые картинки с кляксами, вкоторых медленно проистекают биоморфные изменения. То есть весь зал, по сути, остаётся пустым. Другой объект, работающий на хладнокровную отчуждённость - столярная шкурка, которой выложены полы, ведущие в одну из комнат, где на одной из стен этой же самой шкуркой выложена дверь. И больше ничего. В другом (центральном на этаже, и, потому, самом большом пространстве) затемненном зале идут три видеотрансляции - на одной стене едут грузовые составы в одну сторону, на противоположной точно такие же - в другую. Посредине время от времени раскрывается экран, изображающий люк самолета (внизу топографические узоры абстрактной местности), из которого скидывают снаряды. Эта инсталляция "Синего супа" кажется самой эффектной и впечатляющей. В другом центральном зале на стене висят два золотых плода в разрезе (половинки размером с большой арбуз) - объекты Анатолия Осмоловского, посвящённые одноименному роману Натали Саррот. Авдей Тер-Оганьян выставляет пустые холсты, окрашенные в полутона монотонные монохромные поверхности, нарушаемые точкой скотомизации (фотовспышкой?), он же создает в закутке зеленую комнату с зеленым цветом. Висят два белых полотна, которые, разумеется окрашиваются в зеленое. Интересная инсталляция, посвященная воскрешению предков (по космисту Федорову) расположена на первом этаже. Зал перекрывают большие белын палати с постельным бельем, внизу раскиданы ноутбуки с трансляциями - если всех предков оживить, как предлагал космист, то каждому придётся поселить у себя в малометражной квартирке не менее четырех человек. И даже замечательный рисовальщик Алексей Каллима выставляет достаточно спокойные объекты - в соавторстве с Инной Богусловской он вещает под потолок модель состыкующихся космических кораблей "Союз" и "Аполлон", собранные из сигаретных пачек "Космос" и самих сигарет. Конструкция висит под потолком и это единственное, что есть в зале, не считая стула старушки-смотрительницы. Старушек здесь едва ли не больше, чем экспонатов - по две, что ли, на небольшой трехзальный этаж. В этом пустотном пространстве проходит весь их рабочий день, поди забалуй! В зале напротив инсталляция Каллимы и Богуславской "Происхождение видов" - несколько подставок со стеклянными колпаками, под которыми - слегка модифицированные пачки сигарет "Мальборо". И снова более ничего, кроме старушек, зачем-то ходящих за тобой, даты ты не нарушал пространство тотального покоя.


После концептуальной невнятицы экспозиций на "Винзаводе", выставка, собранная Кикодзе, являет иную, противоположную, крайность - она чрезмерно рассчетлива, просчитана, дистилировано чиста. И потому что обилие белого пространства задает контекст хирургической клиники и потому что все объекты расставлены вдали друг от друга и демонстрируют современную некоммуникабельность, техногенность - выставка ведь не зря называется "Урбанистический формализм" - холодные, отчужденные, ни уму, ни сердцу, формы, тщательно прокомментированные на бейджиках (Кикодзе каждому объекту предпосылает целую страницу текста - с биографией и эстетическими пристрастиями автора + расшифровка смысла выставленного конкретного артефакта). Ходишь, расставляешь галочки. Однако, вот что странно, в последующие дни, время от времени, ты ловишь себя на том, что мысленно возвращаешься к тому или иному объекту. Внезапно он наплывает в памяти некоей подтаявшей льдиной, утратившей ледяную зимнюю прохладу, но сохраняющей суть, послание, мессидж. И тогда окончательно становится понятно "про что" - про неуют и дискомфорт комфорта, по разъятость и невозможность соединения, про ту самую отчужденность и некоммуникабельность, о которых раньше ты читал в книжках про искусство загнивающего капитализма. Важно, что выставка сделана без каких бы то ни было поддавков зрителю, внешней эффектности, аттракционов - куратор задачу взял, поставил, сделал. Без скидок на время и место. Неважно, что нынешнего росса нужно ещё только приучать к специфике актуального искусства оно уже здесь, в самом центре замерзшего сердца, из обледенелых обломков которого кто-то скучающий выкладывает слово "ВЕЧНОСТЬ".



Locations of visitors to this page
Tags: НМ, биеннале, выставки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments