paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Дело об "Евгении Онегине" в Большом театре

Дело в том, что это очень качественная, добротная постановка, пробирающая до печенок. Стильная и красивая. Дмитрий Черняков не только режиссер, но и сценограф, что придаёт воплощению необходимую цельность. Ни о каком глумлении над классикой, о котором вопила в открытом письме Галина Вишневская, здесь нет. Есть остроумное и вполне доброжелательное обыгрывание реалий пьесы, насыщение ее многочисленными аллюзиями - считывать их и перечислять устаёшь и, в конечном счёте, отключаешься, просто смотришь спектакль.

Черный занавес открывают уже на увертюре и дальше все сцены, за исключением финального бала, показывают в одной декорации. Аккуратно выстроенная помещичтья гостинная с большим круглым столом, за которым сидят люди, едят, общаются. Круг этот и будет основным действующим местом драмы, герои очень редко остаются наедине друг с другом, постоянно присутствуют массовка, второстепенные персонажи - этакий русский мир-пир горой, постоянное застолье, не менее стойкое же и похмелье. Режиссерские акцентцы очень точно и точно (ненавязчиво) распределяются с помощью света - кажется, после "Пиковой дамы" в Мариинке я вижу второй спектакль, где световая партитура играет такую же формообразующую роль, что и декорация. Изменения света подчёркивает не только перемену действия, но и расставляют смысловые акценты. Во время сцены письма, Татьяна сидит в полутемной комнате с закрытыми окнами. Постепенно люстра начинает светить все ярче и ярче, в апофеозе она вспыхивает в полную силу, тут же с хлопотом раскрываются окна, врывается ветер и люстра перегорает. Когда Онегин приезжает после "охоты к перемене мест" он попадает на конец званого ужина, когда халдеи начинают убирать приборы и грязную посуду, гасят и свет, мол, поезд уехал, тю-тю.

Очень важно, что сценическая комната вытянута внутрь сцены, являя замкнутое пространство, окаймленное со стороны зрительного зала черным мощным квадратом рамы, внутри которого действие и происходит. Визуально это воспринимается как жизнь в коробочке, в камере обскура, как в видеоинсталляциях Сорена, где есть коробка, а все действие совершается внутри. Словно бы театру мало четвертой стены и нужно отгородить место действия дополнительными средствами. Причем, картинка не меняется -все тот же стол, три окна, две высоких двери, буфет у стены, ампирная софа. Для чего же тогда нужно было торопиться предъявлять картинку уже на увертюре, ведь она и без того обязана замылиться в течении всех последующих действий? А в том-то и дело, что обозначив место действия, Черняков делает его нейтральным и все более и более незаметным, постепенно выхолащиваемым - чтобы вытящить на первый план содержательную часть музыки, чтобы любые действия протоганистов воспринимались словно бы на первом плане. Как в кино.

Из-за статики музыка становится "слышнее". Действеннее. Несмотря на постоянную суету и мельтешение хора. Для всех, в том числе второстепенных актеров, придуманы подробные рисунки, все активно хлопочут лицами и активно перемещаются. То есть, в условном пространстве возникает уплотнение в виде вполне реалистического, хотя и несколько гротесково заостренного, содержания. Условное совмещается с жизнеподобным для того, чтобы оправдать мотивировки сюжета. Ибо, если абстрагироваться от того, что мы имеем дело с архитепическим текстом русской литературы-культуры, сюжет и в самом дле странный: неловкая путаница (хотели как лучше, а получилось как всегда) приводит к трагическим последствиям. Черняков подчёркивает эту случайность: Ленский и Онегин не собираются стреляться, а борются за ружье, которое случайно выстреливает. До самого последнего момента жизни Ленского все дурачатся и веселятся, задирают нерадивого романтика, из-за чего его ещё жальче. Стреляется Онегин в самом конце, прежде чем пропеть финальное "Позор... Тоска...О жалкий жребий мой...", но пистолет даёт осечку.
Из-за этого смещения спектакль, кстати, получается, в основном про Ленского, после его исчезновения финал превращается в эпилог, в скороговорку, где история досказывается после апофеоза. Перегоревшее догорает на холостом ходу. Хотя финальная сцена бала оказывается особенно эффектной за счет изменения декорации: кремовые, пастельные тона загородного дома меняются на вампирски-алое пространство дорогого ресторана. Но круглый стол и здесь оказывается центром композиции.

Понятно почему - Чернякову важно было показать бытовуху, скученность и скучность бытовых ритуалов, раз и навсегда заведенных. Ведь он поставил спектакль про морок, про амок, про любовь-страсть, которая выспыхивает нечаянно-нежданно, подминает под себя, растаптывает, являясь единственным средством победить скуку жизни, обрядово-календарную зацикленность. В достаточно аскетичном по внешним средствам спектакле, он пару раз жирно подчёркивает неадекватность и истеричность и Татьяны, и Ольги, утонувших сначала в омуте бесчувствия, а потом прибитых нечаянно нахлынувшим. Это "Евгений Онегин" про томления и про сублимацию, про невозможность реализовать свои чувства в идеальном смысле - то есть вытаскивается подспудная мысль, которая двигала Чайковским во время написания. Ибо если подавляющее большинство сцен и арий здесь принадлежит женщинам, то зачем же, всё-таки, спектакль называется "Евгений Онегин"? Заглавный герой появляется здесь эпизодически как deus ex machina, наводит шорох и вновь оставляет сцену настаиваться в томлениях. Возможно, именно это и возмутило Вишневскую - с помощью очень простых процедур (действие идет в одном помещении) Черняков очистил канонический текст от накипи и на первый план полезла трагедийная русская неврастения, неизбывная, тяжёлая, похмельная.

Не зря самые хитовые арии протоганистов окружают старухи - допустим Няня дана Татьяне по сюжету, но когда Ленский поет свою последнюю арию ("Что день грядущий мне готовит") ему в соседи подсаживают уморительную старушку-сплетницу, которая переживает в течении арии целое интеллектуальное приключение. Такова же и мать Татьяны, хозяйка большого стола, озабоченная тем, чтобы все гости были накормлены-напоены, да и сама не прочь выпить рюмку водки не закусывая. Для всех для них страсти на разрыв аорты - дела давно минувших дней, они перегорели (как та люстра в сцене письма Татьяны), живут близним кругом забот и людей, а все метания молодых - для них игры неокрепших и неоперившихся. Вот повзрослеют, станут серьезными людьми. Ан нет, пока ты молодой - танцуй, люби, рви жилы, морочь голову себе и людям, балансируй на грани, выпадая [в том числе- как Ленский, как Онегин] и за грань тоже. Именно поэтому в порыве Татьяна, только что закончившая писать письмо Евгению, с чудовищным скрежетом и шумом сдвигает огромный круглый стол с его обычного места - ей удалось на какое-то время вырваться из удушающей бытовухи. Однако, к финалу она вполне вписана в истеблишнмент круговой поруки, которую пародирует антураж последней сцены.

Голоса невеликие, но и не стыдные, аккуратные. Ленский-англичанин (клерк из Сити) поёт с акцентом, у остальных каши во рту не меньше. Но "Онегин", слава Богу, не та опера, где нужно знать слова + английские титры по бокам. Конечно, очень странно видеть постановку "Онегина" без снега во время дуэли или без вальсирующих пар в сцене бала (у Чернякова все статично, как когда-то в зачине спектакля, общаются за общим столом), однако все эти смещения, во-первых, оказываются оправданными с точки зрения психологии и причинно-следственных, а, во-вторых, позволяют выстроить цельное и вполне вкусное [питательное] - и визуально, и интеллектуально - зрелище. Тем, кто скучает по рутине на оперных подмостках достаточно сосредоточиться на работе оркестра, старомодно тяжеловесного, вздрагивающего на стыках и поворотах, звуки которого медленно оседают на стены оркестровой ямы крупнозернистым, ноздреватным снегом.
Tags: НМ
Subscribe

  • Как Инстаграм рекламой сломал себе карму

    Инстаграм ввел рекламу и, тем самым, сломал себе карму. Надо сказать, что до этого он был безупречен – сразу видно, что создавали его умные,…

  • Бытийная мимикрия в районе ЧМЗ

    Каждый день я подолгу жду седьмой троллейбус в самом начале ЧМЗ - городского района, отделенного от всего остального Чердачинска мёртвой…

  • Эрос невозможного. Вершки и корешки

    Давно хочу записать одно наблюдение за модой: есть тенденции навязанные (поверхностные) и такие, как грипп, быстро приходят и быстро уходят, а есть…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 78 comments

  • Как Инстаграм рекламой сломал себе карму

    Инстаграм ввел рекламу и, тем самым, сломал себе карму. Надо сказать, что до этого он был безупречен – сразу видно, что создавали его умные,…

  • Бытийная мимикрия в районе ЧМЗ

    Каждый день я подолгу жду седьмой троллейбус в самом начале ЧМЗ - городского района, отделенного от всего остального Чердачинска мёртвой…

  • Эрос невозможного. Вершки и корешки

    Давно хочу записать одно наблюдение за модой: есть тенденции навязанные (поверхностные) и такие, как грипп, быстро приходят и быстро уходят, а есть…