paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Дело о пм-погоде

ДЕЛО В ТОМ, ЧТО В середине 90-х мы с друзьями-критиками много говорили о пришествии постмодерна, неизбежного, как крах империализма. Постмодерн наступил незаметно когда отговорила роща золотая и все про него благополучно забыли. Но сейчас не об этом.
Иллюстрируя тезис о неизбывности и тотальности проникновения, мы говорили о постмодерне как о стихийном явлении, которому невозможно сопротивляться. Нужно, значит, не мочиться против ветра, но одеваться сообразно переменной облачности, брать зонт.
Кто-то из нас говорил о постмодернистском футболе, а кто-то – о постмодернистской погоде, не имея ввиду приключившихся в этом году безобразий.
Понятие «погода», в данном случае, мы использовали умозрительно, как метафору окружающей среды, касающейся всех и каждого.
И точно напророчили.

Постмодерн тоталитарен и антикреатвен, результативность здесь заменяется процессуальностью: цель ничто, тогда как движение самодостаточно и самогрально.
Именно поэтому теперь и можно говорить о постмодерне в погоде, о круге вечного становления, отсроченного исполнения, подмене действия ожиданием действия, разговором о нём.
Стертая погода (низкое небо, отменяющее различия и атмосферное давление, вечная сонливость, заторможенность, возникающая из полной и окончательной оторванности означаемого от означающего) вынута из рамы.
Погода заменена условным обозначением самой себя, образом и подобием, эмблемой, аллегорией, аллитерацией. Зависая в безвоздушности, она похожа не неотцифрованную картинку, извлечённую из битого файла.



Однако ж, на Урале и в Сибири – какой-никакой «минус», снежные заносы и на дорогах гололедица, грипп распространяется здесь медленнее, шелестит, конечно, в верхушках елей да ясеней, но до душно-капельной активности орденоносного метрополитена_имени_не_пойми_кого ей, всё-таки, далеко.
Последний, значит, форпост, надежда и опора. Плацдарм для осуществления нового национального проекта по возвращению богоносцу привычных сезонных радостей.

Не устаю повторять: Москва и вся остальная Россия находятся в разных агрегатных состояниях. В столице окончательно и бесповоротно (причём уже давно) победила постиндустриальность, тогда как вся остальная страна корчится, безъязыкая, в поисках первичной идентичности – собственной физики, онтологии-мифологии.
На лицо существенная методологическая разница, между городом, имеющим Кремль и руку [Кремля], а так же прочими подведомственными территориями. Устройство государства российского столь затейливо, что Москве и окраинам (запад есть запад, восток есть восток) не сойтись никогда.
Столько об этом говорено, но что толку, вот уже и небесная канцелярия на привычный ход вещей замахивается, ан нет, «видят, но не внемлют, // покрыты мздою очеса».
И даже наглядная наглядность (куда уж нагляднее) никого не занимает, не просвещает. Не заставляет задуматься. Мелкой моторикой мы продолжаем отапливать улицы в пределах МКАДА, вздыхать, глядя на выцветшее небо и радоваться.



Locations of visitors to this page


Tags: банальное, зима, пришвин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments