paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Mood:
  • Music:

Дело о взгляде из окна

Дело в том, что я сижу у окна и смотрю как поднимается солнце. По небу плывут облака, похожие на льдины, иной раз словно бы видно воду, по которой они плывут, проталины, а кое-где поток затуманен и уходит вглубь. Из-за воздушной многослойной полистилистики и происходит вскрытие светила. Для тех в Мск, кто уже забыл как оно (и вскрытие и светило) выглядят, попытаюсь описать. Желток, сваренный в чефире или йоде, обёрнутый золотистой мятой бумагой или же подбитый, набухший глаз, с кровавым подбоем, не доходящим до состояния кровоподтёка, ибо проносящиеся мимо облака облегчают участь, рассасывают сгущение, разносят вираж по всему выцветшему, разошедшемуся на лоскуты лоскуту. Из-за самой большой льдины, что подбила сам глаз кажется: желток лежит плашмя, нарыв сейчас прорвётся и день пойдёт гулять, ан нет: Уфимский тракт внизу (загороженный сумеречными деревьями) ещё пуст и день не торопится сбыться.

Значит, перед домом проходит дорога номер раз - это улица, улица обычного пригородного посёлка, белая со следами машин, такими продольными, как если дорога - это тампон, которым протяжно подтирали промежность; только улица эта односторонняя, нечётной стороны не существует. Точнее, она существует, но по ту сторону тропинки, разделяющей посёлок на две неравные части (с одной стороны психбольница и фабрика глухонемых, с другой, оканчивающейся железнодорожными путями, целый завод, некогда работавший на оборону), окружённые зонами запустения и отчуждения. Дом выходит на дорогу и на небольшую площадку, некогда бывшую картофельным полем. Когда бабушка и дедушка были ещё живы, то здесь, перед забором, между дорогой и рощицей, сажали картошку. Однако, позже, в конце 70-х в поселке проложили теплотрассу и картошку садить перестали. Странно, но и горячей воды не прибавилось, кажется, и отопления тоже. Отопление появилось ещё позже -с газификацией посёлка, не имеющего, между прочим, названия. Когда троллейбус останавливается, то говорят "Больница" или "Посёлок АМЗ", хотя сам АМЗ находится ещё дальше, через остановку на конечной, а больница тоже (в прямо противоположной стороне) на остановке "Улица Маяковского".


Но я же смотрю в окно, а не по сторонам. Поскольку я сижу на втором этаже, то я не вижу дорогу номер раз и следующие за ней бывшие картофельные поля (какие поля? Небольшие площадки не больше площадки для выгула собак), на которых теперь громоздятся отходы строительства нашего дома, доски, блоки, песок - все это и даже голубой гараж, занесены белым снегом. За бывшими картофельными площадками начинается роща, отделяющая наш посёлок от Уфимского тракта - местной "Ленинградки и Волоколамки одновременно. Странная роща, состоящая в основном из клёнов, тополей и ясеней, кусок девственного небритого лобка с непроходимой чащей из кустов, упавших деревьев и мерзотным мускусом мусора. В детстве этот участок лобка казался мне зело таниственным, иногда мы играли там во что-то типа пряток (?), теперь мне и вовсе противно и страшно туда заходить. Обычно там кто-то пьёт, гадит или ебётся. Судя по количеству презервативов и мусора, весь миллионник одновременно. Правда теперь, весь этот лосиный остров погнутых в разные стороны деревьев, занесен снегом по самые коленные суставы ясеней, из-за чего порядка становится больше, а запущенности меньше. Вдруг становится видно, что деревья стоят далеко друг от друга, что если у них что-то и путается, так это их кроны с проседью или с перхотью - остатками непережеванной осенью листвы.

Сразу за этой рощицей (она не больше километра в длину и метро стов в ширину) шумит Уфимский тракт - основная дорога, выводящая машины из города за город; должно шуметь, но не шумит, просто рано и празднично, даже дуги троллейбусов не сверкают. А, может быть, это стеклопакеты отгораживают от шума и холода; там ещё всегда в воздухе зимой такой слегка кисловато-горьковатый привкус, не привкус даже, аромат, амбре, потому что искусственного происхождения, словно бы нарочно разбрызганное, машинный мускус, пахучая смола ползучего городского предместья. А если тракта (он широкий, ровный) не слышно, значит, его и не видно. Сразу за трактом начинается военная часть. В детстве моём там был пустырь, а теперь там военная часть, что делает эту местность ещё менее родной, ещё более отчуждённой.

Теперь на троллейбусной остановке с другой стороны Уфимки, сразу за высоким армейским забором стоит желтая четырёхэтажная казарма. Кажется, в прошлый мой приез она была красной, но я могу путать. С крыши казармы валит густой дым: печку они там топят, что ли? В современном доме с высоченной телевизионной (?) антенной? Сейчас солнце поднимается всё выше и выше, из-за чего в окнах казармы, достаточно похожей на обычный жилой дом, отражаются изломанные и изорванные лучи. Солнце теперь не лежит плашмя, оно встало, разгладило отёкшие члены и подтянулось как на турнике над верхушки древесных путанников, из-за чего ветки словно бы истончились, заточились, наподобие зубочисток и стали казаться особенно колючими. Смотреть на светило уже невозможно - его сладостный пуп набух соками жизни и вот теперь, когда я переношу его энергию в постинг, негативы, запечатленные моей сетчаткой, незримо сползают по экрану монитора ФЛАТРОН.

Итак, я вижу слои - (опущенный слой) - поселковая дорога (дорога раз), сразу за ней ещё один пропущенный слой - бывшее картофельное поле-площадка - полоска белой земли, упирающейся в лесок-мысок, за которым на пригорке ещё один невидимый слой Уфимского тракта (дорога номер два), на высоком берегу на крутом которого стоит воинская часть. Часть эта торчит из-за деревьев четырёхэтажкой и сразу над ней начинается небо, в котором играют уже свои слои.
Так оказывается (судя по количеству невидимых слоев) я не вижу больше, чем вижу (+ отблеск солнца на аллюминии, проложенном между стеклами стеклопакета; + отблески солнца на моих очках, из-за чего начинает казаться, будто солнце у меня не впереди, а где-то сзади, сзади, где обязательно должно быть ещё и невидимое море), однако всё это невидимое активно участвует в ландшафте, в моем ощущении этого выученного назубок пейзажа.

Это важно, ибо очень часто я ловлю себя на том, что несу в себе места своего постоянного пребывания - эти или те, московские. Я не вспоминаю про них, не выкликаю, не загружаю в оперативную память, но они длятся параллельно моему существованию в каком-то внутреннем зрении внутренним зрением всегда и время от времени обращают на себя внимание. Они обращают на себя внимание и тогда я словно бы делаю их чуть ярче, выделяю, а потом, за ненадобностью, они снова возвращаются на полку, архивируются, так до конца и не пропадая из оперативки.
Важно так же, что это не застывший образ (отчего я и не могу назвать его воспоминанием), но какая-то длящаяся параллельно жизнь - вот как эта невидимая со второго этажа дорога, изгвазданная следами человеческой наличности. Впитанное, изображение всего этого живёт внутри, живёт и развивается, как давно любимый-нелюбимый человек, вошедший в мою кровь вирусом своего существования.

Солнце поднимается ещё выше; окончально распустить космы ему мешает переменная облачность, однако в щелочку я вижу его как пирсинг на пляже у какой-нить вертяшки; словно там серьга 695 пробы, сливочное золото, свет которого смешивается с позывными праздничного шоу "Малахов +", доносящегося с первого этажа - это мама встала, чтобы впустить кошек, да так и закружилась по хозяйству. Вот и утро, вот и светло так, что можно не смотреть в экран окна, но начинать описывать, например, саму комнату.


Locations of visitors to this page


Tags: АМЗ, зима, пришвин
Subscribe

  • Как Инстаграм рекламой сломал себе карму

    Инстаграм ввел рекламу и, тем самым, сломал себе карму. Надо сказать, что до этого он был безупречен – сразу видно, что создавали его умные,…

  • Бытийная мимикрия в районе ЧМЗ

    Каждый день я подолгу жду седьмой троллейбус в самом начале ЧМЗ - городского района, отделенного от всего остального Чердачинска мёртвой…

  • Эрос невозможного. Вершки и корешки

    Давно хочу записать одно наблюдение за модой: есть тенденции навязанные (поверхностные) и такие, как грипп, быстро приходят и быстро уходят, а есть…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments