paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Mood:
  • Music:

Дело о "Прогулках в парке"

Дело в том, что Зайончковский пишет повседневность. Зазор возникает между пафосным высоким штилем (нарочито неповоротливые конструкции, пристрастие к длинным, как фамилия автора, словам и ещё более длинным предложениям) и блесткам всевозвышающих метафор и заиндевевшей на зубах бытовухой.
Пустые столичные предместья описываются как эрмитажи и монплезиры в стиле мироискусников, а заурядные телодвижения (помылся-побрился) в духе галантных празнеств. Название сборника «Прогулки в парке» намекает на стилизацию, хотя здесь ей нет места – Зайончковский пишет изнутри сермяги, хотя и умудряется при этом несколько отстранится, привстав на цыпочки.
Именно такая плотность (возвращение Урусова домой занимает целую главу, превращаясь в главное текстуальное приключение) и позволяет повседневному застрять в тексте. Эти повести и рассказы именно про это самое застревание, больше в них ничего такого не происходит, даже если и происходит.


Обыденная жизнь не имеет информационного повода, именно поэтому Зайончковский каждый раз привносит детективную интригу. Она ему не интересна и не имеет особенного разрешения, мерцательно бьётся, сбивается, сходит на нет, больше мерещится, чем существует на самом деле. Но это позволяет текстам дышать и длиться, а, с другой стороны, очень точно описывает наши собственные скуку и подозрения. Ведь когда в жизни ничего (мало чего) происходит, то мелочи превращаются в крупности, вырастают до размеров символов, отнимают всю нашу нервную энергию, занимая весь бесцельный день, всю бесцельную ночь. Есть просто жизнь и нет ничего, кроме жизни. Ничего, кроме пыльного существования по накатанной (отклонения возможны, но рано или поздно всё возвращается на круги своя), содержание которого вот этим самым отсутствием информационного повода и исчерпывается. Жизнь имеет логику, но не смысл, отчего «Прогулки в парке» начинают рифмоваться с прогулкой по пляжу в каком-нибудь «Постороннем».
Ну, попили пивка, посидели в скверике, собака сделала дела и пошли домой, а трупы, маньяки, самоубийцы – это все мусор из телевизора, неожиданно расцветший в одном, отдельно взятом здоровом воображении.
Зайончковский пишет против всех правил, постоянно хочется редактировать и исправлять, но, такое ощущение, что ему можно.


Locations of visitors to this page
Tags: дневник читателя, проза
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments