paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Mood:
  • Music:

Дело о конце света

Дело в том, что к концу года свет действительно истончается, переходит в минус-стадию, из-за чего улица начинает напоминать негатив. Самая долгая ночь в году случается незадолго до нового года, а если по старому стилю, то и совпадает с ним. Особенно в этом году, когда свет заменили изнанкой света. Ну, да, вот и выпало белое безмолвие, белый шум, которого не слышно в городе. Идётъ, гудётъ белый шум, свет подменяется снегом, наступает сезон ангелов. Мысли в этом городе не додумываются до конца - и потому что вечно некогда, и просто из-за того, что страшно. Информация съедает кожу: кажется, что заморозки превращаются в изморозь твоего собственного тела, нигде нет и не может быть успокоения, тем более, что мысли рассыпаются троллебусными дугами и сверкают бесплатными фейерверками: их тоже можно прикупить. На полке стоит чужая книга - забываешь отдать несколько лет, а она, из-за этого, всё время кажется самой себе чужой - выделяется (отделяется) от толпы себе подобных, стоящих рядом. Кажется, что буквы внутри неё гниют. Осыпаются. Дна, как такового, нет, его отменили точно так же, как и день. Ни сон, ни явь, ни день, ни то, что после. Выходные раздражают выпадением из ряда, хочется гармонизировать разрывающий хаос подобием подобия - ну, чтобы дни, как книги на книжной полке поворачивались к тебе корешками с названиями; хлеб сохнет дольше, можно реже поливать цветы, даже сексом занимаемся всё меньше и меньше - может быть, после зимнего солнцестояния козерог возьмёт своё?


Но, чу, дойдя до предела, время накапливается на за загривком, ещё немного, ещё чуть-чуть и что-то сдвинется; как писал Жакоте, "и мир, если вдуматься, вовсе не стоит на якоре..." Так возникают книги, чьё существование кажется проблематичным. Не написание, но именно существование - толстые томы, которые, кажется, кроме редактора и корректора так никто и не прочитает. Да даже и эти два, редактор и корректор... есть книги, которые кажутся странными, существуя, их невозможно прочитать за деньги рабочего дня, рабочей недели, вовсе не потому, что они откровенно плохи, но таков их жанр. А ведь кто-то принимает решение об их издании, значит, тоже читает, думает распавшимися дугами, рассыпающимися искрами, затухающими в полёте (не долетающими до земли). Земля без снега похожа на чёрствый хлеб, деревья - на трещины в прямом эфире, вместо кожи, испорченной телевизором и телефоном, нарастает перламутровый жир.

Завтра привезут письменный стол. Почему мне кажется, что жизнь из-за этого изменится?


Locations of visitors to this page
Tags: город, дни, зима, мета, пришвин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments