paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Mood:

Дело о съеденной собаке (16)

Начало и продолжения здесь (сверху вниз):


http://paslen.livejournal.com/447688.html?mode=reply
http://paslen.livejournal.com/447977.html?mode=reply
http://paslen.livejournal.com/448193.html?mode=reply
http://paslen.livejournal.com/450884.html?mode=reply
http://paslen.livejournal.com/451112.html?mode=reply

http://paslen.livejournal.com/451442.html?mode=reply
http://paslen.livejournal.com/455431.html?mode=reply
http://paslen.livejournal.com/456100.html?mode=reply
http://paslen.livejournal.com/456377.html?mode=reply

http://paslen.livejournal.com/468467.html?mode=reply
http://paslen.livejournal.com/469363.html?mode=reply
http://paslen.livejournal.com/469768.html?mode=reply
http://paslen.livejournal.com/470075.html?mode=reply

http://paslen.livejournal.com/470747.html?mode=reply
http://paslen.livejournal.com/471367.html?mode=reply
http://paslen.livejournal.com/471933.html?mode=reply



Дело в том, что после Нового Года как с горки на санках – с Наташей родные, роднее ещё не случалось. Почти без наигрыша. Без неправды. Хотя про дочь до весны молчала. Боялась спугнуть, вероятно. Раскололась когда таять начало, под восьмое марта. Играючи, сели подарки обсуждать. Узнал, расплакался от нежности.
– Как могла? Зачем сомневалась? Зачем ты во мне сомневалась?
Богоматерь Умиления. Успокаивала чем могла. У самой глаза на мокром месте. Нелегко далось испытание. Уже давно имел комплект запасных ключей. На 23 февраля вручила. Так удобнее. Раньше забегал на телеграф, обтирался как раньше (как все) у окошка. Выходила, выдавала, обнимал украдкой, распахнув шинель, убегал ожидать. К готовому обеду. К накрытому столу: откроешь дверь, а на кухне уже сервировано и для сохранности тепла тарелка сверху. Или же в кастрюльке, на плите, разогреть не сложно. Нож, вилка, масленица с кусочком сливочного и сыром. Очень сыр любила.
Весь световой день мой. Один дома. Дома. Посмотрел телевизор, почитал газеты. Местная с телепрограммой, остальные враз стали неинтересны. Резвости поубавилось, графомания иссякла. Ношу с собой постоянно второй том «Пиквикского клуба», заложенного на одной и той же странице, не досуг продвинуться. Появилась ленивость, сонливость, но уже не голодного первогодки, а уверенного в себе самца. Весь длинный вечер, переходящий в ночь – с ней. Намилуешься и в казарму. Совестно даже. Вот и жирок нагулял. Глаза с поволокой.
Народ дивится, но понять метаморфозы не в состоянии. Да и дембель не за горами – всяк приближает как может. Сержант Вика альбом мастырить принялся, сидит в подвале с бригадой помощников и странички лаком покрывает. А сержант Димка под «дембельский аккорд» ленинскую комнату переоборудовать взялся. Такое ему почётное поручение сделали, мол, одобрим – так немедленно можешь вещички собирать и к торжественным проводам готовиться. И ведь знает: офицерам веры нет, во всём, что касается дембеля народ и партия едины не бывают, ан нет, нервничает и на художников своих доморощенных покрикивает, чтобы успели.
До него за убранство и идеологический заказ старлей Журавлёв брался, но вышло у него как в «Золотом телёнке», где товарищ Бендер художника изображал – неделю всей ротой выпиливали из пенопласта буквы для лозунгов, а вышло вкривь и вкось. Стенды тоже переделывать заставили: не спасла на этот раз Ковальчука каллиграфическая выучка. Одно дело ручкой узоры выводить, иное же пером плакатным. Короче, в роте шум и гам, Лыс с Мишкой из каптёрки носу не кажут, группа «Мираж» разоряется из бабинного магнитофона на всю казарму: «Музыка нас связала, тайною нашей стала». После группы «Мираж» вступает Сергей Минаев с композицией про брата Луи, «не нужны мне твои поцелуи…» Дневальный кричит: «Смирно!» и история братца Луи обрывается на самом интересном: начпо Колупов ленинскую комнату инспектировать заглянул.
Ночью кореец Ли, командированный на кухню, приносит кастрюльку с перчёным мясом. Киприянов в наряде, ближе к утру есть захотел «чего-то необычного». Ли приготовил «хе». Кажется, из собаки, пойманной между химполем и дуркой. Или только сказал, что собака, пойди и проверь: корейцы они же, бестии, хитрые.
Дни всё теплее и длиннее. Вот уже и обратный счёт пошёл. Сто дней до приказа. Каждый день на вечерней поверке, если нет в роте старших по званью, хором выкликается очередное числительное. Крестики в календариках стремительно приближаются к семи сотням. Дембеля радуются, а я с каждым днём всё печальнее и печальнее. Чувствую почву, уходящую из-под ног. Нынешнее положение вполне устраивает. Так ничего бы и не менял. Никогда. Близится момент принятия решения. Лежишь до рассвета (днём ещё у Наташки выспался), булгачишь, думу думаешь – как всё развернуть в правильную сторону.
И не находишь ответа.


Locations of visitors to this page
Tags: НМ, Праздные люди
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments