paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Mood:
  • Music:

Дело о веществе городской жизни

Дело в том, что главное в Достоевском – его купол-лоб. Точнее, лоб-купол, сползающий на надбровные дуги; даже не череп главное, но именно что акустика, хорошо (отчётливо) звучащие звуки. Как это всё в черепной коробке умещается понять невозможно, можно лишь строить отдельные догадки и предположения. Стоя на чимкентском перроне меж двух рядов торгующих аты, я подумал, что «Ангелы на первом месте» и есть ответ «Бесам», книжкам (качество не сравниваем) про всяческую и всевозможную умозрительность, превращающуюся, по ходу, в одержимость. Кто бы мог подумать, что сюжет может зарождаться из одного только любования стилем, из-за всех этих петель в невозможном воздухе!


А в Пелевине (долго думал как относиться к его новому тексту) главное то, что это явление не литературы, но жизни. Городской жизни. Как Земфира, например, или как Литвинова, но не с точки зрения оценки мастерства, но с точки зрения убедительности и невписываемости. Ну, хорошо, как Кулик, который не хотел называться художником, а хотел быть чем-то вроде гения места или городским сумасшедшим; или же как Гришковец, как без него?! Оценивать Пелевина с точки зрения литературы не нужно. И вовсе не потому, что это не литература, просто такая оценка сужает широту обзора. Уже давно думаю о целой серии вот таких блуждающих персон, которые сложно куда-либо определить или записать; с одной стороны, они шире, с другой стороны, они уже. Как Минаев или Собчак, например. Как та же Земфира-Литвинова или кто-нибудь из непредвзятых колумнистов или непошлых ЖЖ-профессионалов. Книжки, вроде, не сконструируешь, соединения летучи и мгновенно испаряются, но обогрев на пару минут обеспечен.

Такие явления жизни представляются мне в виде прозрачных оболочек или кожуры апельсина. То есть, они возникают на какое-то время, чтобы скрасить (разукрасить), а потом быстро (едва ли не мгновенно) превращаются в мусор. То есть, они сами по себе быстро пропадают и превращаются в мусор (как вчерашняя газета), но зато как легенда, как тема для высказывания они есть и будут. Как рекламные книжечки из «Афиши». Как и, кстати, сама «Афиша», понятно ведь, что она не имеет отношения ни к обычной журналистике, ни к глянцевой, но, между тем, толпа изящных эссе и потлач каждого что ни на есть номера. Да как те же самые билборды или наполнение рекламных прокладок в телевизоре, жалко их не записывать на видео (через пару лет станут глухой историей древнее примуса), но и записывать – значит прикладывать дополнительные и никому не нужные усилия. Как проекты Бергера, излишне тщательные, излишне изящные с книжками в жестяной коробочке, футболками и именными майками.
Вот они и блуждают, непосчитанные, айсбергами, нерасчерченными светилами, создавая то, что потом будет восприниматься как часть уже прожитого.


Locations of visitors to this page
Tags: бф, город, литра, осень
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments