paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Дело об Ольге

Манкент – Тюлькубас
(Расстояние – 3340 км, общее время в пути 2 д 20 1 м)
С одной стороны поезда горы, пути проложены возле самого распадка, с другой – мятая, а после разглаженная степь. Розовые породы, выступающие на поверхность, поросшую травой и мхом. «Над вечным покоем» нужно было писать именно здесь.
Я думаю об Ольге, о том почему живём вместе, без любви, но в согласии и полном взаимопонимании. Незадолго до отъезда спросила, оторвавшись от компьютера.
– А почему мы живём вместе?
Растерялся, пожал плечами. А нужно было сориентироваться на местности. Выставить очередную галочку.
– Потому что я самый лучший.
Но возможность выставить упущена. Первое время ещё говорили о любви, но позже быт съел пустопорожние разговоры. Самих разговоров стало меньше. Тоже ведь съели. У кого это я встречал фразу о том, что они (он и она) сходились как скрипач и скрипка для того, чтобы сыграть сонату. Тогда мы с Ольгой, скорее, джазовые импровизаторы – кто в лес, кто по дрова, но со стороны, если вслушаться, звучит складно.
Обязательно должна присутствовать любовь? Да? Все только и делают, что говорят «любовь, любовь», песни поют о любви, кино, опять же, сериалы. Зомбируют народонаселение. А если её нет, тогда что? Как? И что же это такое – любовь, дал бы кто определение. Но не даёт ответа, лишь продолжает мучить. Конечно, хочется. Но значит ли это, что если нет, то следует жить бобылём, ужинать и ложиться спать в одиночестве?
Наспишься ещё один. В гробу. А пока ты жив (над горной грядой зависает гряда облаков, выпуклых, что твои склоны), нужно чтобы кто-то сопел рядышком. Обязательно нужно спать вдвоём. И не только, кстати, спать.
Долгими осенними вечерами, переходящими в бесконечные зимние ночи важно твоё присутствие, ибо даже диетическая телевизионная кашица кажется совершенно несъедобной, когда ты один. Уже не говоря о желании сходить в кино или в ресторан, наконец, съездить вместе в отпуск.
Особенно отвратительно есть в одиночестве. Пока готовишь, то ещё ничего, вовлечён в процесс, но вот стол накрыт, сервирован, а дальше тишина. Даже если музыка или телевизор на полную громкость. Полная громкость лишний раз подчёркивает одиночность и неуют. Есть, конечно, секрет – бутылка хорошего красного. Пока готовишь, разминаешься, прикладываешься время от времени к пузатому бокалу, так что трапезу встречаешь окончательно разогретым. И тогда уже и еда неважна и всё прочее человечество. Груда грязной посуды ждёт завтрашнего пробуждения. Моешь ноги и ложишься спать. В полной уверенности, что на этот вечер удалось превратить одиночество в уединение.
Главное, чтобы в этот момент никто не позвонил. Иначе столь тщательно лелеемый настрой рушится в един миг. В един миг!

Тюлькубас – Бурное
(Расстояние – 3395 км, общее время в пути 2 д 21ч 25 м)
Раньше я не разделял «любовь» и «страсть», для меня они были едины. Позже понятия разошлись как «лево» и «право». Что же лучше для семейной жизни – равномерность спокойного сосуществования или бурный поток непредсказуемости? Кто знает, Ватсон, кто знает. В конце концов, мы же взрослые люди и понимаем, что этот остров необитаем. А ты сидишь на берегу, тебе тепло и скучно, и ты толстеешь, пухнешь не по дням, а по часам.
В «Бесах» наткнулся на рекомендации Варвары Петровны. Нужно выписать, а то потеряется. «Не доводи до последней черты – и это первое правило в супружестве…» Ага, плавали, знаем, да только где она, эта «последняя черта», когда всё начисто пишется, методом проб и ошибок, новых проб и новых ошибок.
У Джулиана Барнса, отобранного у Оли, вычитал другой совет старой женщины своей дочери, заплутавшей в браке. Та вопиет о покое и ясности, де, когда, наконец, настанет счастливый миг успокоения, а мудрая матрона вороном ей и ответствует: «Никогда». Де, нет и не может быть в супружестве зоны покоя, когда все акценты и точки расставлены, покой нам только снится, любой момент может оказаться для семейных отношений роковым. Мало ли какая коса найдёт, мало ли какой камень. Так что сиди и слушай, анализируй и не расслабляйся, продолжай вести наблюдения. Как некогда пел герой первого (и последнего) казахского боевика: «Следи за собой, будь осторожен…»

Бурное – Джамбул
(Расстояние – 3465 км, общее время в пути 2 д 22 ч 43 м)
У Оли горный профиль. Она любит танцевать и неплохо водит машину. За ней как за каменной. Супружество как дружество: важно не бороться за первородство, но вовремя подставить плечо. Ещё до того, как попросят. Для того, чтобы не попросили.
Когда она вдруг заболела, я волновался. Вызвал гражданке Украины скорую московскую помощь. Оля была против, но особенно не сопротивлялась: силы иссякли. Через полтора часа приехали два нетрезвых обормота, спросили денег, «сколько не жалко». А не жалко, ибо покой покупали. От болезни откупались внезапной. К утру и прошло, жар спал вслед за волнением.
– А что будешь делать, если со мной приключится беда, если, например, я обезножу?
– Во-первых, я связываю твои слова, а, во-вторых…
Важно, чтобы существовал человек, которому можно задавать такие вопросы. Хотя бы задавать. Раньше, не задумываясь («а, во-вторых») отвечала, что немедленно отправит к родителям на Урал, теперь молчит. Что-то там себе думает: не поле же перейти. Не пюре в блендере приготовить.
Блендер, кстати, вместе покупали. Сразу после возвращения из Туниса. Подсели там на овощные супы-пюре («всё включено»), несколько раз честно пытались соответствовать. Ещё пару раз Оля готовила молочные коктейли. В выходные, когда не надо рано вставать. Теперь стоит на холодильнике, пылится. К быту она совершенно равнодушна. Посуду моем по очереди.

Джамбул – Луговая
(Расстояние – 3582 км, общее время в пути 3 д 55 м)
Г-жа Кафка рассказывает о том, что муж её содержит. И это правильно (в отличие от семейного расклада у дочерей, которым «супруг и шмотки не подариk»): мужик должен семью содержать. Переспрашиваю – что значит должен?
C Ольгой таких вопросов не возникает. Вот выправим ей гражданство и купим домик в деревне. То-то жизнь начнётся! Перед сном, насидевшись за компьютером, хочется прогуляться. Но она приходит вымотанная и совершенно неспособная к моциону; так, какие у нас ещё субъективные трудности? Эта, как её… корабль-призрак…любовь…что это за слово, которое знают все?!

Луговая – Чу
(Расстояние – 3697 км, общее время в пути 3 д 2 ч 56 м)
Ольга ревнует меня к прошлому, к воде воспоминаний, из которых состоит моё тело. Раньше я постоянно ссылался на предыдущий опыт. «Как говорила Таня…», «Как делала Марина…» С помощью отсылок я наводил мост между тем, что было и что будет в нашей совместной жизни, я как бы говорю ей – видишь, ты встроена в поток моей жизни, ты стала его частью, именно поэтому и важно знать «откуда есть пошла земля русская». Ведь таким, какой я есть рядом с тобой я обязан всему тому, что случалось, происходило, мучило или восхищало.
Ольга ревнует меня к литературе. Она думает, что это хороший способ спрятаться от действительности, в которой, помимо всего прочего, находится и она. И она тоже. Ещё она считает, что писатель обязан воровать сюжеты и образы из реальности, потому и опасается за свою приватность. Она принципиально не читает моих текстов, видимо, боится расстроиться. Мне кажется, она опасается увидеть там совершенно иного, непредсказуемого человека. Это же страшно – жить рядом, не знать с кем живёшь и однажды столкнуться лоб в лоб с тем, чего не понимаешь.
Отчасти, она права. Издержки производства и всё такое. Стараюсь не грузить её профессиональными подробностями, взаимоотношениями с коллегами, тем более, что она воспринимает их болезненно. Гораздо чувствительнее, чем, тренированный, воспринимаю их я. В оправдание я говорю, что стараюсь не смешивать жизнь и работу. Вот именно стараюсь…
У нас нет детей, поэтому у нас есть только совместное настоящее и раздельно нажитое прошлое, отекающее воспоминаниями, приходящее в снах, которые я уже давно прекратил пересказывать.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments