paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Дело о полосе отчуждения

Казалинск – Тюратам
(Расстояние 2557, общее время в пути 2д 5 ч 36м)
Дело в том, что полустанки, которые мы проезжаем и на которых останавливаемся состоят из зоны отчуждения. Привычные российские станции состоят из вокзала и зоны отчуждения вокруг, а дальше, за площадью, начинается посёлок или город. Здесь не так: зона отчуждения и всё, ничего более. Возможно, дальше будет больше. Но пока всё сотворённое выглядит нелепым, словно бы воткнутым на скорую руку и цельности не создаёт. Так же, как и люди, не существующие отдельно от пейзажа, они здесь и есть пейзаж.
Торговки не суетят: первая станция с чередой киосков, похожих на перестроечные киоски в российских городах. Одинаковый ассортимент (соки, лапша, сигареты). Скучающие продавцы (миленькая чернявая девчушка в одном, мужик в шапке в другом). Рубли принимаются.
Поезд стоит, покрякивая и громко вздыхая, потягиваясь и отдыхая. В столовой прикупил беляшей; в витрину, между горкой расставленных пакетов с яблочным соком, воткнута раскрашенная фотография продавщицы с маленьким сыном. Пара сортов пива и до десяти водки. Водку тут продают везде – в косках, на самопальных лотках, у торговок. Обязательная собака с поджатым хвостом. На перроне свет, возле вагонных лестниц обязательная суета, но подними голову – вверху темнота и звёзды, безоблачное небо, «нет сигнала сети», отчётливая половина луны.
Материя не истончается даже, но распыляется. Всех нелюбителей гламура нужно срочно отвезти сюда, в непроходимую хтонь и посмотреть, сколько они выдержат. В России победила «почва», а здесь «кровь». И не то, чтобы боролась и победила, хтонь изначальна, несокрушимая и легендарная, имманентная.
Между тем, меняется психологический климат: многое из того, что казалось бы непереносимым дома (и обеспечило разговорами на полдня) переносится со стоической лёгкостью, демонстративным незамечанием. Я не только о состоянии туалетов.
Вот только сейчас растворился и пропал запах копчёной рыбы. Пошёл к проводнице забрать зарядившийся телефон, а у неё полное купе народа. Тётки с китайскими сумками. По-русски не понимают. Коммерция, понимаешь: не только вещи, но и люди. Помощь за копейки. Когда я отдавал хозяйке контрабандные вещи, то она потянулась и к г-же Мураками. Та извлекла женский костюм и отдала проводнице. Не только меня загрузили. Мне кажется, все пассажиры международного маршрута работают на личное обогащение обслуживающего нас персонала.
Я заварил пиалу успокаивающего ромашкового чая.
Tags: Алма-Ата, Праздные люди
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments