paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Дело о шпионаже

Алтата – Озинки
(Расстояние 1161 км, общее время в пути 23 ч 34 м)
Дело в том, что мы не были особенно дружны. Изредка она писала мне в армию, восстановившись, иногда я видел её в курилке. Однажды она пригласила меня на день рождение к себе в общагу. Тогда, собственно, и понеслось. Я даже на какое-то время к ней переехал. Жить.
Познакомились в колхозе после абитуры. Первачи, мы держались сплочённо а она, перешедшая из Томского университета на второй курс, всегда была одна. Русская красавица ренуаровского типа. Как говаривала одна приятельница, «сорт южноуральский, низкожопной посадки». При том, в косынке и красных сапожках.
– Ты, что ли, из ансамбля «Березка» к нам?
Так и познакомились. Собирали морковь. Время от времени Макарова пропадала. Отрывалась от борозды и ковыляла в ближайший лесок. Студенческая общественность разволновалась: что? Как? Зачем? Почему? Таинственная Макарова будоражила первачей так, что на общем собрании решили выследить отщепенку, чем же она там занимается. Наблюдение поручили вести мне и в следующий раз, когда Макарова затрусила к деревьям, на некотором отдалении (дабы не попалила) двинул за ней.
Даже не лесок, небольшая роща, посреди морковного поля – остров, заросший берёзам и кустами, высокая, в человеческий рост, трава. Когда я дошёл, Макаровой нигде не было, потерялась среди растительности, точно её никогда и не существовало.
Чудны дела твои, Господи. Оббежал рощу вдоль и поперёк, заглянул, казалось, за каждый куст, но Макарову словно корова языком слизнула. Пришлось возвращаться с пустыми руками, разочаровывать бригаду, мол, не выполнил я вашего задания, не велите казнить, велите миловать.
А Макарова, как ни в чём не бывало, вернулась задумчиво дергать корнеплоды, чем заинтриговала соглядатаев ещё сильнее. Тайна её исчезновений так и осталась не раскрыта. Уже потом, когда мы сошлись, набравшись смелости, я спросил её куда она пропадала. Отсмеявшись, Макарова рассказала.
– Куда, куда… Да курить ходила. Не знала, как вы к этому отнесётесь, вот и пряталась. Вы ж там все такие молодые, дерзкие, могли на смех поднять.
– Эх, ты, ансамбль «Берёзка», куда же ты спряталась, что я никак найти тебя не мог? – Ой, да никуда я не пряталась, просто ложилась на траву и песни пела… Очень уж я петь люблю.
Действительно, Макарова очень любила петь. Истинная правда.
Tags: Алма-Ата, Праздные люди, прошлое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment