paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Дело об одной фобии

Павелец – Раненбург
(Расстояние 337 км, общее время в пути 6 ч 18 мин)
Дело в том, что боязнь полётов передалась мне в наследство от отца. Вот и единоутробная моя сестра Лена, без особой на то надобы, лишний раз в самолёт не сядет. Папа каждый раз делает вид, что ему жаль на перелёты денег, зачем шиковать, когда можно поездом. Каждый раз, когда мы обговариваем поездку домой, он с глубокомысленным видом повторяет одну и ту же фразу.
– Понимаешь, сын, тебе, как писателю, очень важно ездить именно поездом. В поезде хорошо думается, легко пишется. Ты можешь общаться с народом, наблюдать пейзажи…
Раньше я спорил, говорил, что выдумываю свои книги из головы, что общаться с народом не люблю, мне его (и общения и народа) в метро хватает и что писать в поезде не очень-то и удобно – на стыках рельсов вагон дёргается и ручка скачет. Понятное лукавство, которым я отвечаю на лукавство родителя.
Я не против поездов, мне самому тягостно и, чего скрывать, страшно летать на самолётах, поэтому агитировать за советскую власть меня не нужно. Но когда я начинаю спорить с отцом, то автоматически выходит, будто бы я отстаиваю право на свободу перелётов. Конечно же нет, но, тем не менее, я продолжаю возражать. И тогда Вова произносит коронную фразу про то, что не нужно лишний раз испытывать судьбу.
– Понимаешь, сын, ну зачем тебе без всякого повода нужно лишний раз испытывать судьбу?
Голос его крепчает, становится самоуверенным, безапелляционным. И тогда я узнаю в своем отце себя. Мы с ним очень похожи, хотя я – козерог, а он – лев.
Если всё-таки полёта не избежать, то за несколько дней до вылета, у меня начинается лихорадка. Ничего не помогает, ни таблетки, ни алкоголь, ни сон, ни секс. Когда мы летели в Тунис, то в аэропорту Домодедово меня настигли желудочные колики. И пока все рассекали по дьюти-фри, скупая виски и одеколоны, я корчился в углу. Ладошки потели ледяной изморозью, на лбу выступил холод, ещё три дня потом я приходил в себя. Когда мы летели во Франкфурт, Андрей влил в меня бутылку коньяка, но и это не помогло – только пот стал не холодным, но горячим.
Не знаю почему. Обычно я рассказываю о том, что видел как в Шереметьево упал и взорвался самолёт. Был такой случай, тогда ещё одна стюардесса осталась жива. В компании художников мы катались на кораблике по каналам Москвы-реки и вдруг в отдалении сверкнуло нечто и возник чёрный и густой дым в виде гриба. Очень похожий на те, что показывают во время термоядерных испытаний, но чуть меньший и более чёрный. Художники стали волноваться и звонить в 911, де, вдруг, пока мы тут, в столице произошло что-то ужасное, ан нет, всех успокаивали, что это лишь всего-навсего самолёт.
Всего-навсего. Ничего себе ириска! И, всё же, мне кажется, что страх полётов напрямую с этим случаем не связан. Как и не связан он с интервью, которое я делал с хозяином челябинского аэропорта г-ном Яшиным. Пару часов кряду он рассказывал мне про изношенность авиапарка и про то какое судьбоносное значение имеют подчас мелкоскопические детали, более не выпускаемые отечественными производителями. Его резон теперь понятен: жалобился, мол, без господдержки пропадёт отрасль, верил, значит, в силу печатного слова. Но осадок остался. И ещё какой. Вот оно теперь чем обернулось. Иррациональная подавленность, страх, заставляющий с первой секунды полёта слушать мерный шум двигателей. Самое страшное ожидание – вдруг услышать тишину. Волосы на голове шевелятся от этой мысли. Даже сейчас.
– Ах, какой у вас тонкий слух, – сказала мне соседка, которой объяснил свою главную работу во время перелёта.
Знала бы она насколько слух бывает тонок. Когда он малейшего колебания двигателя (переключения или изменения тональности) внутри ухают вниз айсберги полого холода.
Tags: Алма-Ата, Праздные люди
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments