paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Mood:
  • Music:

Дело о съеденной собаке (5)

К этому:
http://paslen.livejournal.com/447688.html?mode=reply
http://paslen.livejournal.com/447977.html?mode=reply
http://paslen.livejournal.com/448193.html?mode=reply
http://paslen.livejournal.com/450884.html?mode=reply
http://paslen.livejournal.com/451112.html?mode=reply

Дело в том, что сразу после возвращения из увольнения, нас поставили в наряд по полку. Типа, экзамен сдан, можно привлекать и к более серьёзным занятиям. Построили роту на плацу, назвали фамилии. Самые сознательные отправились в зону реки Течи, где после подземных ядерных испытаний, до сих пор нужно очищать территорию от радиации (прямое назначение войск «Гражданской обороны», в которых мне выпало честь служить).
Мне выпало идти на кухню. Без особого энтузиазма я выслушал инструкции дежурного офицера из соседнего подразделения о том, что солдаты не должны касаться котлов для приготовления пищи, их, де, обслуживают только повара, имеющие соответствующие навыки и умения. На этом, кажется, единственном, он особенно настаивал. Сами знаете: речь у офицеров небогатая, одну и ту же формулу они могут гонять по кругу несколько раз. Оттого и врезалось. Ок, как скажешь начальник.
Разумеется, картофелечистка сломалась сразу же после обеда и основные рабочие силы бросили на чистку картошки, оставив минимум на мойке посуды. Гуров и его украинский подельник Северин умудрились проникнуть в хлеболезку (самое блатное место пищеблока), ну, а мне дали нож – здесь Родос, здесь и прыгай.
Чистка затянулась глубоко за полночь. Теряя последние силы, мы торопились закончить всё сначала к трем, потом к четырём часам. Подъём мерцал условной разделительной чертой где-то впереди, неизбежный как дембель или крах империализма. Ближе к утру становилось очевидным, что мы не успеваем к всеобщей побудке, день простоять, да ночь продержаться, не сорвав график питания. Про сон уже не мечтали: после завтрака наваливается новый фронт работ, не до отдыха.
Где-то в середине ночной вахты меня выдернули из процесса чистки паслёновых. К Баруздину подошёл долговязый повар в грязном фартуке (альбинос с выцветшими глазами) и зашептал на ухо. Глаза Баруздина забегали по личному составу и остановились на мне (то, что ближе стояло).
– Ты.

Вытер руки и подошёл. Сонный, вялый.
– Задание такое: нужно идти и мыть котлы после пшённой каши.
– Товарищ сержант, на разводе дежурный офицер говорил, что котлы могут мыть лишь повара. Иначе же это будет нарушением инструкции и устава.
Такого поворота они не ожидали. Ни сержант Баруздин, имевший чёткие представления о субординации, ни белесый ташкентец, в кожу которого навсегда въелись запахи бигуса и дедовщины. Как же так, тварь дрожащая, она ещё и разговаривает? – Что-то примерно такое. Глаза у них округлились как у мультипликационных персонажей. Потом Баруздин устало (многие мудрости – многие скорби) выдавил.
– Ты что, солдат, не понял? Ну, давай, тогда грудан к осмотру… Может, так дойдёт… Через осмотр внешнего вида. Почему надет не по уставу? Почему крючок расстёгнут, сцуко?
Котлы мылись из шлангов, щедро брызгавшихся хлорированной. Я вымок. Мокрый, вернулся к бакам с картошкой, вокруг которых возились сонные мои однополчане. Кажется, я после этого заболел. Ну, точнее, нанюхался одуванчиков.


Locations of visitors to this page
Tags: Праздные люди
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments