paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Разбор полетов "Топоса" в "Новом мире"

В этом обозрении планировался пробег по нескольким литературным сайтам, но, зайдя на “Топос” для составления краткой, в несколько абзацев аннотации, я увяз. Слишком много нового и интересного появилось здесь за последние три года, чтобы ограничиться краткой справкой. И потому данное обозрение будет целиком посвящено нынешнему состоянию “Топоса” как сайта, ставшего за последние годы одним из ведущих в русском литературном Интернете.

О “Топосе” журнал уже писал в 2003 году (№ 6 — ), отмечая напор и разнообразие развернувшейся на его страницах жизни, а также ее репрезентативность для новейшей нашей литературы и модных умонастроений. За прошедшие годы напор этот не ослабел. Чуть поубавилось кокетства эстетической и “интеллектуальной” размашистостью, но сайт сохраняет функции репрезентативного для нынешней литературной ситуации издания. Обозначились и процессы, благодаря которым “Топос” из литературной лаборатории, каковой почти всегда является любой новый литературный сайт со своим до поры до времени эксклюзивным набором авторов, со своей внутрисайтовской табелью о рангах, постепенно становится сайтом, претендующим на статус полноценного литературного издания. Заглянувший сюда впервые читатель встретит имена не только тех, кто только “оперяется” на этих страницах, но и известные ему по нынешней “большой” литературе. Именно “Топос” выбирают для первой публикации своих новых текстов, скажем, Евгений Шкловский, Сергей Солоух, Андрей Левкин, Николай Байтов, Марианна Гейде, Александр Кабанов, Владимир Тучков, Лев Усыскин, Андрей Матвеев и многие другие. Общий ресурс его вырос настолько, что его уже можно сравнивать с “Вавилоном”. Если представить эти тексты напечатанными, то их собрание на “Топосе” составит несколько годовых комплектов толстых журналов теперь уже за пять лет — сайт открылся в 2001 году. Собственно, “Топос” позиционировал себя именно как журнал с самого начала. И здесь интересны не только тексты, но и само развитие журнальной структуры этого сайта.

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2006/9/ko23.html

в "Новом мире" появилось детальное обозрение литературно-критического сайта "Топос", который вместе с коллегами я делаю уже пятый год. Очень приятно читать о себе (точнее, о своем разделе) вот такие проникновенные строки:

Библиотечка “эгоиста” (под редакцией Дмитрия Бавильского). Раздел этот, как уже отмечалось в предыдущем обозрении “Топоса”, носит черты самостоятельного проекта, своеобразного журнала в журнале. Редактор раздела выставляет в своей “Библиотечке” и прозу, и поэзию, и эссеистику. Редакторское присутствие выражается здесь не только в отборе новых текстов, но и в создании определенного литературного контекста. Публикуются переводы из мировой классики ХХ века — скажем, эссеистика Сэмюэля Беккета и Хулио Кортасара или переводы Елены Байбиковой из современных японских поэтов Ямамото Наомаса, Хосоя Тамаэ. По соседству — несколько эссе философа Михаила Рыклина о современной европейской архитектуре как отражении новейшей истории Европы (большая часть эссе посвящена Москве...

Остальное под катом.


рассказы Александра Титова , входящие в его провинциальную философскую сагу, начатую когда-то публикацией в “Волге” главами “Из книги „Мертворожденные”” и продолженную романом “Прощание с гармонистом” . Перед читателем знакомые уже герои — два современных русских философа из отдаленного райцентра. Вечный Пал Иванович, старый большевик, темпераментный энтузиаст строительства социализма, за энтузиазм свой отбухал он в свое время двадцатилетний срок в Чадлаге на приисках им. П. Чаадаева, но на родную партию обиды не затаил (“потому как она по-своему есть живое существо и может исторически ошибаться…”); Пал Иваныч выступает как стихийный “бердяевец”, уверенный, что коммунизм — в ментальности каждого истинно русского. И его друг-оппонент и собутыльник, сотрудник районной газеты “Восход” Лев Бесфамильный, читатель Владимира Соловьева, Чаадаева, Ницше и Достоевского. В предложенных рассказах — сцены из жизни русской провинции времен ранней перестройки, когда советское перемешалось с новорусским, и герои в своих философских диспутах, проходящих исключительно за бутылкой, пытаются ввести происходящее вокруг в контекст русской истории последних двух столетий. Ну а из последних дебютов в “Библиотечке” я бы отметил роман Сергея Коркина “Радимир” . Текст своеобразный — попытка философского романа в упаковке традиционной бытописательной прозы, написан как хроника жизни молодого художника и дизайнера из крупного сибирского города. Герой романа в меру умен, в меру талантлив, обеспечен работой, которая ему интересна и которая позволяет жить безбедно, но, увы, отнюдь не по тем жизненным стандартам, на которые ориентирует сегодняшняя реклама. Тема рекламы как способа “нейро-визуального программирования” жизни современного человека определяет внутренний сюжет романа. Сюжет этот обозначен в первой же главе — герой получает исключительно выгодное предложение от загадочного бизнесмена Хосе Мануэля с эталонной внешностью рекламного красавца, неведомо откуда появившегося в их городе. Герой должен разработать оформление сайта своего работодателя, активно задействовав две темы — насилие и секс. При этом героя предупреждают честно: всей правды о том, что же именно он делает, ему не сообщат. И тот впрягается в работу, дав волю своей мрачной фантазии и профессионализму. Он почти счастлив, стараясь не замечать массу тревожащих его странностей вокруг, тем более что все эти странности так или иначе укладываются в возможности “посюсторонней реальности”. Герой прячется даже от очевидного — он вдруг замечает, например, что у синеглазого Мануэля глаза вдруг стали коричневыми; “Что это?” — спрашивает он в ужасе, и тут же, услышав правдоподобный ответ: “контактные линзы” — успокаивается. Единственное, что всерьез досаждает герою, — это некая немотивированная тревога, метафизическая тошнота от мира, в которую постепенно погружает его новая работа. Но когда герой дозревает до решения уйти, Мануэль предлагает ему стать руководителем будущего медиа-холдинга, герой колеблется, и тут же цепь вполне правдоподобных совпадений приводит к тому, что квартира его сгорает, и, чтобы вернуться к прежнему уровню жизни, он вынужден согласиться. И уже после этой победы Искусителя герою остается только смерть. Но сюжет этот в романе утоплен в неспешное подробное (часто излишне неспешное и подробное) повествование об обычной жизни героя — жена, собака, квартира, друзья, профессиональные заботы и т. д. — присутствие потусторонних сил как бы подсвечивает изнутри эту повседневность.

Из других последних публикаций: собрание рассказов Петра Капкина, роман Герберта Розендорфера “Златоликие, или Колумб открывает Европу” в переводе с немецкого Игоря Петрова, подборка стихов и пьеса в стихах “Господи, опять смешно” Ирины Рашковской, рассказы Русины Волковой, повесть “Прелюдия. Homo innatus” Анатолия Рясова, ранний рассказ Евгения Гришковца “Погружение. I уровень”, два новых стихотворения относительно давно не напоминавшего о себе Дмитрия Воденникова, стихи Сергея Соловьева, новые рассказы Евгения Шкловского.


Locations of visitors to this page
Tags: НМ, Топос
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments