paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Music:

Котлован

Шум дождя, принимаемый нами за шум дождя, обеспечивается листвой. Если ты живёшь на верхнем этаже, то звуки падения капель о землю вряд ли слышно; кроме того, чаще всего дождь отменяет (заменяет, подменяет) ветер: линейно устроенныйпоток воды сбивает (перебивает) линейное движение воздушных масс, поэтому звук дождю обеспечивается именно листьями (в темноте все листья серы), важно же что они - на весу и могут вибрировать, вибрации и создают шум, который так приятно слушать, лёжа под одеялом, шум, который стучится как ручной зверь в стекла и подоконник. Интересно, если бы дождь пошёл зимой, то как бы он звучал, шелестяще-приглушённо? Впитывая воду, мякиш снега становится гладким и непроницаемым как плечи Элен, он смерзается хлебной коркой - и какой же может быть у этой корки звук? Мне кажется, я почти знаю.

В метрополитене, где Заболотский и Филонов - станции пересадок, Платонов - кольцевая линия. Андрей Платонов - русский Хайдеггер, реализующий на письме приступы "здесь-бытия". Бытие в языке как возможность выйти за его пределы (мало кому даётся) в необозримую широту степного простора. Бытие в языке - не метафора, но буквальность - странность и непредсказуемость строя прозы, тромбов конструкций (и, как следствие, отсутствие стёртости, гладкописи, автоматизма) словно бы делает текст приямым проводником к непосредственной непосредственности конкретной жизни; как если текст запечатлел тактильности; дектилоскопии; как если со слов сняли бинты и сковырнули каросты. Как если открыли сосуд, найденный при раскопках, а оттуда пахнуло чужой, давно закончившейся жизнью. Платоновские тексты - хранилище реального (конкретного) запаха (тепла, энергии), непосредственного прикосновения. Поразительный эффект присутствия давно уже умершего человека. Плюс "хайдеггеровщина" - пластическое, языковое проникновение вглубь вещества жизни, когда что-то важное формулируется не с помощью формул, а самим языком, на уровне письма. Странным (парадоксальным) образом наследником Платонова по прямой можно назвать Левкина.


Из-за того, что дождь - утро начинается позже - здесь птицы не поют, люди не ходят по улице, а если и открывают окна, то слышно дождь, а не музыку или разговоры; если только машина проедет, да и то - в единичном экземпляре, никак не отменяющем утреннюю пустынность даже днём. Только дождь и отмеривает секунды секундомером, временно превратившись в ходики. Дождь смывает краски, смывает солнце, день оказывается таким же тусклым, как и утро, таким же монохромным, как и ночь, границы оказываются размытыми, а солнце закрыто облаками, в тело которых дождь собирает своё собственное тело. Даже листва стала какой-то тусклой - от всех этих многочисленных ударов, щелчков и касаний выцвела, потеряла насыщенность. Только воронью всё ни по чём, воронье чернеет при любой погоде. Рваные раны. Живой, кричащий пепел.


Locations of visitors to this page
Tags: город, лето, литра, пришвин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments