paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

70.
– Дело же не в каше и не в Макдоналдсе, – продолжает пытаться урезонить спорщиков Курапатов. – Обратите внимание, господа, что споря о материях возвышенных (коими, безусловно являются разговоры о путях самоопределения нашего государства), вы всё время говорите о еде…
– Как будто бы пути самоопределения России должны определиться именно здесь и сейчас, – хмыкает нечесаная блондинка не первой свежести с очками на переносице.
– Да, мы сыты, но чего нам это стоит, – продолжает кипятиться Митя, – потеряны национальный колорит и отечественные приоритеты, нация вымирает, а акулам капитализма только того и нужно. Ну, вымрем мы все, и что останется? Пустые Макдоналдсы по всей стране… Нет, господа-товарищи, нам нужен особый путь. Православие и державность, соборность – вот на чём всегда испокон веку стояла и стоять будет земля русская.
– Кто ж вам мешает молиться и ходить в Макдоналдс? – Взвизгивает его визави. – Никто не мешает, однако же скверну это нужно бы поистреблять, ибо нет в ней никакой духовности, слышите, нет, – с отчаянным видом буратина хватает стебель сельдерея, которым украшено блюдо с мясной нарезкой и эффектно перегрызает его. – Сплошная инвентаризация… то бишь, стандартизация жизни, превратили страну, понимаешь, в один сплошной супермаркет.
– И что же плохого в том, что людям стало возможным выбирать из того, что есть? – Удивился доктор Курапатов, известный в обществе представитель «партии здравого смысла».
– Да потому что изобилие это мнимое и сводится к нескольким позициям, Ирина Мацуоновна, навязываемым нам рекламой и всем этим потребительским обществом, которое строит, не побоимся этого определения, кровавая гебня. – Объяснил всем Митя, для которого в этом мире не осталось нерешенных вопросов.
– Господи, ну гебня-то тут причем? – Снова пискнула тщедушная Ирина Мацуоновна.
– А при том, что пока мы тут с вами жируем… – Митя обвёл всех присутствующих торжествующе-презрительным взглядом.
– …Тысячи детей Южной Африки умирают от недоедания, – выкрикнул кто-то и массовка загоготала.
– Смеётесь, – Митя поправил очки, – а между тем, вспомните ещё мои слова, что предупреждал вас Митя Капарисов, вставлял палки в колёса кровавому режиму, а вы его засмеяли. Смейтесь-смейтесь, над кем смеётесь? – Митя не унимался, словно бы пил одну рюмку за другой. – Над собой смеётесь…
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author