paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Mood:
  • Music:

Летнее техно

Я хотел уточнить, зафиксировать в своем дневнике, когда наступит весна, но весна так и не наступила, придавленная летом как пустым стаканом, она ушла, не начавшись. То есть, лето тоже всё ещё не наступило, или наступило всё-таки? День на день не приходится: то кажется, что пойманы этой неделимостью, а то возникает ощущение, что никакого лета нет, его отменили, заменив каким-то безвкусным пузырем. Ну а пока ты ждешь, что лето устаканится, оно уже и пройдет, не начавшись, сверкнув на паре поворотов душными вечерами и парочкой невозможно жарких дней. Ну какое лето, в самом деле, если я садился в поезд под холодным осенним дождем, только пара из рта не хватает? Ну какое лето, если только одежда знает о перемене участи?

Лето и весна соотносятся как пиво и водка, лето оно же без оттенков и полутонов, тогда как весна цветет и пахнет, сбегая по лесенке соответствий вверх или вниз. Лето, если оно всё-таки, наступает, тоталитарно, неизбывно – ровно на короткий срок себе уготованный. Весна – постель, пастель и неожиданная радостная прыгучесть, поднимающаяся из глубины твоих веков. Лето потеряет плотность и станет многослойным только потом, чуть спустя, когда поднимутся полевые травы во весь свой человеческий рост и загудят симфоническим оркестром для наших аллергически настроенных носов. А пока это даже не лето, это даже не весна, которую проглотили не прожевав, чисто по-календарю, отдали дань формальности и снова в даль светлую. Возможно, лето оказывается легитимным в перспективе перемещения, ну там, отпуска, открытия купального сезона или чего-то в этом духе. Весна – вся ожидание, хочется распрямится и наделать глупостей.

Может быть, эта весна не пошла в зачет потому что не распрямился, не наделал? А и не хотелось, всё шло своим чередом, стирая бока о понедельники и четверги. Четверга. Поэтому и «Мая», мая как жанра (с пивом на бульварах, с прогулками по набережным, долгих парных, едва ли не белых, белёсых вечеров, переходящих в ряженку утра) не случилось. Но и лета не случилось, вот что интересно. То есть, сразу после февраля погода впала в какую-то промежуточную мерехлюндию, кружила и топталась на одном месте, кучерявилась и кудревала, да вот ничего такого и не натоковала.


Хотя был сегодня один эпизод, полувзгляд, красочка, когда проснулся от жужжания за окном, это траву скашивают вокруг дома, вышел в магазин за газетами, а вокруг и около дурман скошенной травы, совсем как в деревне, чистый, сочный запах стеблей и прямых зеленых спин, в самом центре Сокола, в самом центре моего мира, запах-выпадание, забивающий ноздри воспоминанием о той весне, что могла бы быть, да вот не случилась.

Механическое жужжание накладывается на отдалённый шум Ленинградки и птичий гомон. Техно нах. А потом – собаки, второй день подряд, деловые собаки в метро, в твоем вагоне, такие деловые, собранные, как чекисты. А в метро собаки всегда вот такие деловые и собранные, сосредоточенные. Собака свою травку знает, но какая в метро травка? Явно потерялись, отстали от дома, от стада, но вид такой независимый – вид человека при деле. Обнажение приёма и напоминание нам всем, что даже если нас ждут дома – все мы немного потерянные и одинокие. Да и где он, этот дом?

Люся свела мою потерянность к минимуму. Зашёл к ней за инструктажем – на неделе лететь в Израиль, Люся развила бурную активность, перечисляя всё, чем так гордится земля обетованная. Даже дала свой бедекер, старый и разлетающийся на странички, так что буду теперь по нему ориентироваться.


Locations of visitors to this page
Tags: Люся, Песни о Соколе, город, дни, лето, метро, пришвин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments