paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Mood:
  • Music:

Пласты, плоскости

Выходные получились неожиданно насыщенными, культурными. Собирались на шышлыки в Голицино, но погода объявила перекур и грозу, переменную облачность и холодный ветер, который показывает, что весна ещё не наступила, пока что наступило иное - уже не зима, но ещё не весна, потому что на земле пока что не полежишь, общая тональность погоды, конечно, теплая, но такое ощущение, что тепло как покрывало Майи, его в любой момент можно сдернуть, снять как корку, за которой хлад снега и гноя. Природа держит в подвешенном состоянии, не дает продвинуться куда-то в сторону, мы топчемся на месте, переживаем текущий момент и, оттого, посещаем культурные увеселения.

От весны - свежая зелень на деревьях и на земле, от зимы - аркады простуд, горчишники и сироп от кашля. Из одной простуды входишь в другую, прозреваешь аллергию на цветение, так что всё как всегда. Сначала - на "Арт-Москве", которая мало чем отличается от прошлогодней. Хотя сложно не заметить увеличение количества фигуративной живописи, уменьшение количества видео и инсталляций. Раньше видео было было ровно рассосредоточено до белому лабиринту галерей, теперь его собрали в одном полутемном месте, обязательные "Синие носы" (их тут очень много) и лучшая - фильм Владика Монро про свидание Штрилица с женой, на мой взгляд, лучшая работа ярмарки, квентисенцией обобщаюшая основной тренд - всеобщее смехачество и пересмешничество. Стеб и обыгрывание культурных реалий (нет ничего святого) присутствовал и раньше - в соц-арте и нарочито иллюстративном Звездочетове, однако теперь арт-квн стновится художественным мейнстримом, что, на самом деле, говорит о кризисе и отсутствии больших, оригинальных идей. Потому что смех (как и любая нарочитая литературщина) - вневизуальное, дополнительное средство, возникающее в тот момент, когда перестают работать привычные, традиционные.


На лицо - классический когнитивный диссонанс - артефакты более не волнуют, не трогают. Уже давно это заметил, много раз описывал (вид посетителей галереи и вид из музейного окна переигрывает, перекрывает окна картин). Вот скажем, сходили в прошлые выходные на выставку Фостера в ГМИИ, казалось бы- выставка-аттракцион, роскошные фоты и макеты зданий играть не переиграться, но не трогает, мимо, мимо - мосты из картона и дворцы из бамаги. Потом пошли на "Арт-Стрелку" во исполнения обещания Китупу посмотреть его выставку.

Совсем другой выставочный контекст - нервно отштукатуренные стены полуподвала-полугаража, а, прости Илюша, не трогает. А вот увидел на ярмарке работу Китупа 90го года (самолет летит на черном фоне, арабская вязь сообщает направление самолета), поинтересовался ценой (10 тысяч долларов) и вот это неожиданная причастность и гипотетическая возможность оживляют восприятие прекрасного. То есть, твоя личная заинтересованность оказывается вполне эстетической категорией.

Именно поэтому "Арт-Москва" оказывается экспозицией, завязанной на друзей и френдов, которые оказываются и среди зрителей, и среди авторов. Именно за это я люблю стерильно белые лабиринты - из-за личных встреч, личных привязанностей, принципиально не отличающих "Арт-Москву" от "Нон-фикшн". Ты идешь не потреблять пассивно впечатления, но ищешь перпендикуляры своего собственного существования. Радуешься, когда много Кулика, когда встречаешь сосредоточенного Скидана или работу юзера Горохова с мордами, которые я хорошо знаю из своей френд-ленты. Алена продает мне журнал с моей статьей, а Шабуров (его не миновать) равлекает граффити.

Пока я писал все это, начался и закончился, прополоскав внутренности Усиевича, строго вертикальный ливень - ещё одна примета наступающего сезона. Строго вертикальные долгими не бывают, если вертикаль длится долго, значит началась осень (вне зависимости от времени года) и вертикаль снова подпирает главенствующую в Москве горизонталь. Все ассоциации от Москвы имеют сугубо горизонтальный характер. Москва напоминает мне плавленный сыр (с грибами?), неровным слоем намазанный на аккуратный белый тост. Я спотыкаюсь об эту мысль на Площади у Никитских Ворот - одном из таких зияющих пустотой и расползающихся по сторонам, мест. Мы вышли из авто и идем в "Антрекот", где всегда тихо, малолюдно и неплохо готовят (правда, меню не очень обширное) и говорим о том, что даже церкви и высотки не добавляют городу вертикальности, как раз наоборот, всячески подчеркивают локальность своих проколов, проколов своих башенок и куполов. В Иерусалиме даже пятиэтажные мазанки кажутся головокружительно взрослыми, в Москве даже 17-этажки умудряются выглядеть 9-этажками, теперь, когда в обязательном порядке сносятся все пятиэтажные хрущёбы, город словно бы оседает, становяст на невидимые колени. И чем больше Дон-Строй рвётся вверх, тем ниже трава и деревья, дома и витрины.

Потом, конечно же, мы пошли на "Код да Винчи" в "Киноцентр, я не хотел, но меня заставили... фильм, конечно, хороший, одноразовый пластиковый стаканчик. Делали профессионалы, которые как могли вытаскивали картину из вязкого и неудобоваримого во всех смыслах романа. То есть фильм - это симулякр симулякра, седьмая вода на киселе. Уж если книга была полой и искусственно взнузданной до 44 млн проданных копий, что уж говорить о фильме? Хотя, повторюсь, все более-менее сносно. Единственный серьезный провал - кастинг, видимо, побежденный агентской активностью. Два главных действующих лица не внушают никакой симпатии. Во-первых, им совершенно нечего играть, во-вторых, хлопотать лицом тоже надо уметь. С Одри Тату все ясно - свежесть очарования девчушки из "Амели" пропала, девочка созрелаи более не интригует, а глаза-маслины и маслянистая чёлка на глаза, скорее, раздражают. А вот что произошло с Томом Хенксом непонятно совершенно - вместо лица застывшая-заскорузлая корочка ничего не выражающей гримассы, перекошенный узкий, съеденный рот и пустой глаз - ну совсем как у Олега Меньшикова в "Докторе Живаго". Плюс уродливая прическа, не прическа, но застывший рвотный порошок. Есть столько умных и корректных лиц, но когда в роли интеллектуала выступает заматеревший Форест Гамп становится просто не интересно смотреть, что с ним происходит.

Очень бы хотелось, чтобы сняли такой фильм про православную церковь. Прикол в том, что самой антицерковной силой ныне является масскульт. Только попс способен бороться с всевозрастающим влиянием гоп-попов. Антиклерикальность вытеснена из арт-хауса в блокбастеры и ситкомы... Хотя зал был полон, основное количество сцен происходит в сумерки и вот ты выходишь из душного зала в фойе, словно бы день отступил на полшага назад. Свежий воздух... из-за которого мне показалось, что на улице идет дождь, настолько сильным оказался контраст между залом и улицей. Несмотря на то, что воздуха в горизонатльной, размазанной по наклонной плоскости Москве почти нет, а зале его оказалось ещё меньше. Просто это фильм такой, высасывающий, как и положено симулякру.


Locations of visitors to this page
Tags: ГМИИ, весна, выставки, город, дни, искусство, люди, пришвин, телевизор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments