paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:

Новый Манцов анонсом

Манцов новую колонку прислал. Завтра выйдет. Пока выписал то, что касается недавнего разговора про "Место встречи", которое, как известно, "изменить нельзя". Остальное на "Взгляде".


Впрочем, даже в Москве, на студии имени Горького оказалась возможна грандиозная травестия под названием «Семнадцать мгновений весны», где брутального вида мужчины к восторгу всего взрослого населения страны играли в войнушку, в шпионские тайны. Вот вам пара диалогов, с пылу с жару, из включенного сию минуту телевизора: «…Я не хочу будить в Вас злобную химеру подозрительности по отношению к товарищу по партии!» Или: «Любовь к родине и фюреру заключается не в том, чтобы бездумно врать друзьям по работе!»

Знаменитый ленинградский литературовед Павел Громов записал в дневнике свой разговор с артистом БДТ Ефимом Копеляном, читавшим в картине закадровый текст. Копелян только что вернулся из Москвы с озвучки «какой-то невероятной лабуды». Копелян возмущался, Копелян паниковал, Копелян страдал! В театре ему приходилось играть Достоевского, Чехова или Володина, первоклассных авторов, гениев с мыслью, глубиной и языком, а тут надо было полным драматизма голосом читать заведомую абракадабру: «Юстас – Алексу…», «Истинный ариец. Характер нордический…» и т.п. Кое-кто из читателей, кстати, наверняка решил, что автор колонки уклонился от темы. Ничего подобного, автор наконец-то к этой теме приблизился!

Мы можем и обязаны предъявлять Советскому Союзу самые разные претензии и даже обвинения. Мы, однако, должны понимать, что вплоть до так называемой «перестройки» Советский Союз осознавал и позиционировал себя в качестве мирового центра, то есть в качестве незамутненного источника нормативности. Такого рода центр силы попросту обязан активно определяться по отношению ко всем событиям мировой и, тем более, отечественной истории, обязан устанавливать закон и транслировать канон. Сериалы 70-х, будь то «Семнадцать мгновений…», «Д’Артаньян…» или «Место встречи изменить нельзя», это последняя попытка советской власти перепахать историю заново, попытка приватизировать общественно значимые ценности, попытка обеспечить себе право первородства. Принялись истерически рожать образы и ставить их под ружье. Вот на каком фронте велась подлинная холодная война! Для вида бряцая ядерными боеголовками, которые все равно ни одна из сторон не решилась бы пустить в ход, на деле соревновались за право транслировать нормативность.
недавнего и давнего прошлого, включая победоносную «9 роту», включая многочисленные свежие телесериалы о Великой Отечественной. Будем откровенны: художественный образ не удается. Хорошие и даже очень хорошие актеры гонят туфту, играют мертвечину. Процесс создания актером образа хорошо и подробно описан: отечественная наука о театре и кино великолепна, но, как и многое стоящее, не востребована.


Хорошо известно, например, что образ не равен роли, что образ много больше, чем роль! Упрощая, скажу, что сильный образ получается тогда, когда актер работает в некоем силовом поле, когда общественный климат таков, что властно требует от актера самоопределения, внутренней активности. Это не мистика, не пустопорожняя риторика: актер – живой человек, всем своим существом реагирующий на запрос коллективного бессознательного. Образ – это взрыв, спровоцированный тем, что личное перемешали с общественным, замутили два взаимоисключающих ингредиента в одном флаконе (см. предыдущую мою колонку, ср. с конфликтом из голливудского опуса «Тристан и Изольда»!).

Глядите, роли, предложенные актерам трех вышеупомянутых сериалов 70-х, - до крайности, до безобразия убоги! Тут даже не социальные маски, но дидактика, риторика и профанация, доходящая до стадии откровенной лжи. «Гор-рбатый, я сказал – Гор-рбатый!» - картонно все это, смешно. Высоцкого, Конкина, Джигарханяна, Копеляна, всех-всех-всех замечательных актеров поначалу жалко. Как играть схему, тысячекратно проверенную редактурой, цензорами, начальством? Однако, крупный актер закрывает черные дыры – все то, что не прописано драматургом и не придумано режиссером – собственным телом. Но и душою, в первую очередь, конечно, душой! Даже если страна транслирует неприемлемую нормативность – атеизм, спесь, агрессивность, лицемерие с фарисейством – хороший актер имеет шанс преодолеть убожество роли и вылепить великий образ.

И, напротив, если страна отказывается от производства аутентичной образности, если становится на путь подражательства, если перестает заказывать своим гражданам внутреннюю активность, как это случилось в постперестроечную эпоху у нас, то даже самым талантливым актерам не удается превратить самые «правильно» выписанные роли – в художественную образность. То, что мы видим сегодня на отечественных экранах, - это не просто смертная скука, это еще и стыд, и приговор.

Много здравой риторики: в том числе с высоких трибун и с экрана телевизора. Между тем, все, что государство требует от нашего нынешнего гражданина, это вкусно есть и сладко спать. Не париться. Пользоваться «удобствами». Упиваться комфортом. Посмотрите на лица наших нынешних актеров: все они играют совершенно одинаково. Скука в режиме «периферия»!

И, напротив, голливудские звезды получили после падения Советского Союза новый творческий импульс, стали играть много-много ярче, мощнее: с некоторых пор Америка производит и нормативность, и образность в одиночку. А социальное тело актера – не обманешь. Вы встречались с актерами на расстоянии вытянутой руки?? Звери, а не люди. Конечно, в хорошем смысле, в самом хорошем. В смысле, нечеловеческой чувствительности, интуиции.


http://vz.ru/columns/2006/5/9/32931.html


Locations of visitors to this page
Tags: ссылки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments