paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Mood:
  • Music:

Первое мая

А по поводу весны базар такой будет. Водеников прав, весна еще не начиналась. У нее плавающий, как у пасхального поста, график. И дело даже не в том, что завтра май, а трава еще прошлогодней расцветки, как раз в первомай все и зацветет, воспрянет, просто в той пустоте, что образовалась на месте стаявшего снега (отсутствие снега тоже не должно никого вводить в заблуждение), просто весна возникает когда эта самая пустота оказывается заполненной (наполненной) плотностью, которую вырабатывает теплота. Для начала должен прогреться воздух, так прогреться, чтобы вытеснить воспоминания о холоде и снеге куда-то в область подкорки, куда-то на задворки кинотеатра Баку, куда не вступает нога нормального человека.
Весна начинается тогда, когда организм перестаёт мёрзнуть, когда стены дома прогреваются и отсутствие отопления не кажется судьбоносным и формообразующим. А пока не весна, а так, промежуток, межсезонье, кусочек дерева, который приклеивают к основной полке, наш год состоит, в основном, из таких вот довесков и достроек, когда мы ждем чего-то, чаем некоторой полноты, то есть, полнота - это когда в наличии все признаки, которые ты себе напридумывал, когда появилась возможность расставить все галочки. Ведь даже хотя бы одна галочка не проставлена, никакой весны нет и быть не может. Может быть, имеет смысл просто не загадывать и не ждать, но как же нам (мне) обойтись без этого - без загадывания и без ожидания, без заглядывания вперед - в какие-то хрустальные очертания, в стеклянные полые контуры, звенящие на голодном ветру?

А пока весна не началась. Воденников прав, креветка ещё не потягивается на голодном ветру, я всё ещё сплю зародышем под толстым таким одеялом, откладывая наступление света до каких-то действительно светлых времён. Весна откладывается, а вместе с ней откладывается настоящая жизнь, можно отдохнуть и расслабиться, ожидая того, что воздух станет жирным, маслянистым и навязчивым как цыганские детки. Цепляющие меня за пятку в районе кинотеатра "Баку". А пока комфортнее всего себя ощущать (ощущаешь) в сумерки, потому что днем много солнца и тебе не по себе - твоё внутреннее ощущение времени года не совпадает с внешними проявлениями этого времени года, подкладки с множеством узелков. Это очень странное и очень постоянное ощущение откладывания на потом. Как если нам снова следует придумывать отмазки для того, чтобы осуществить желание собственного осуществления.
Между тем, вот это зависание между деверьев и стульев и есть тот самый промежуток, который оказывается, в конечном счёте, нашей жизнью. Между весной и весной и полнотой лета, от которой все очень быстро устают и начинают мечтать о дождях, то есть об осени, а осень - она ведь тоже не сама по себе, а как предвестье предместья. Предместий, да-да, бездонных точно моря. И дальше в том стихотворении было: "Тихо. Мир спит окрест мира в котором сплю я..."


Закупорившись в четырех стенах, в нескольких десятках квадратных метров принадлежащей мне Москвы, с недовольной физиономией передвигаться между компом и кроватью, или затащить ноутбук в кровать и тогда уже вообще не дефилировать между, обрадоваться приходу друзей на букву Ш., один пришёл с девушкой, другой с собачьей грустью в глазах - жена в отъезде и можно похолостиковать. Так как я на этой неделе тоже холостой, то почему бы и нет. На самом деле, Шабуров выбрался чтобы поесть, склонял нас пойти куда-то, но Глеб проводил девушку и поехал домой, а мы пошли с Сашей в украинскую корчму, где нам оформили тот же, понимаешь, столик, что и нам с тобой, сплошное такое дежа вю, только без тебя... Пойдемьте, говорил Ш. я буду есть борщ, а вы будете говорить о литературе, давайте спорить о последнем романе Славниковой. Оказалось, что Глеб уже прочитал последний роман Славниковой, а я даже уже написал о нем колонку (см. ниже), поэтому пошли мы вдвоем. И о литературе не говорили. Хотя у Саши с собой была книжка Трофименкова. Сашины книжки - это отдельная песня. На полях он постоянно записывает свои идеи и мысли, раньше карандашом, а теперь вот красным фломастером, покрывает поля своим неразборчивым почерком, похожим на арабески. Теперь он сочиняет колонки для "Взгляда", поэтому... Поэтому что? Поэтому его манера ловить из воздуха истории и слова оказывается восстребованной? Но она всегда восстребована, потому что неважно, будут тексты опубликованы или нет. Тексты, на самом деле, не для этого пишутся. Но они пишутся для собственного осуществления. Тексты - это осуществление без откладывания на потом. Потому что если сейчас не запишешь - то потом не будет, не осуществится, растворится в ядовитой полумгле. В том самом воздухе, который... Который что? Ну, который я всё время пытаюсь тут описывать, хотя и не знаю почему. Для чего.

Бонус
Две первые колонки Шабурова
"Ночной дозор"..."Зачем набирать в спецназ беременных женщин":http://vz.ru/columns/2006/4/13/29651.html
"Каменская"..."Как укрепить семью наипростейшим образом": http://vz.ru/columns/2006/4/27/31388.html


Locations of visitors to this page
Tags: Песни о Соколе, весна, люди, писатели, пришвин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments