paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Mood:
  • Music:

Страстная неделя

Жизнь лежит как на блюде, на белой тарелке с большими краями... Первая перемена блюд, вторая, украшенная зеленью и соусами. Календарь разнообразен, обрядово-природный-церковный календарь - первый способ борьбы с однообразием, с тем самым серым фоном, на котором и существуем. Любой временной отрезок (лето, зима, осень, великий пост, новогодние каникулы, отпуск) выгораживают жизнь внутри жизни - то самое блюдо, раму, внутри которого все наделяется автоматическим символизмом. Это ощущение впервые я почувствовал в Венеции, потом в Париже, то есть, в топосах исполненных концентрированных культурных коннотаций, повышенной плотностью отношений с окружающим окружением.
В таком пространстве любой жест, от чашки кофе до скуки, вплоть до буквального жеста - руки, ноги, поворота туловища, на фоне роскошных аутентичных декораций, оказывается одной сплошной цитатой. Место начинает диктовать время, хорошо тебе скрываться в Чердачинске, существующем в режиме прописей, а когда вокруг концентрат? Вот мой Сокол тем и хорош, что разнороден, не территория, но шум драм-машины, кто в лес, кто по дрова.
Пространство оказывается более голодным до такой стихийной символизации всего и вся, но такие приступы здесь-бытия встречаются не часто, потому что мы очень не часто покидаем ареалы своего привычного обитания, но стоит выйти, скажем, на Тверскую, пройтись по ней и ты чувствуешь в этом течении течение внутри себя, выталкивающее тебя к тем берегам, к которым сам по себе ты никогда бы не прибыл.


Иное дело время - оно же бесцветно, прозрачно, даже если сгущается и застревает у кадыка, ныне и пресно и присно... Оттого и нужен миллимитровка календаря, контурная карта, на которой вытанцовываются наши события, события нашей жизни, точнее, то, что мы сами назначаем статусом события. Событие как со-бытиё, как сопричастность, соотнесённость, зарифмованность. Для того, чтобы это произошло, это происходило, мы и создаём пузыри времени внутри самого времени. День рождения, который ждешь и готовишься. Или отпуск, или экзамен какой, вехи всегда есть, большие и малые, случаются, порой забываешь, отчего, мол, это я так жду 15го или 10го... или 16го... Что же такое, важное, вроде, было намечено... Или ОРЗ. Или грипп. Или московский международный кинофестиваль, например. Тоже ведь способ организации времени и пространства - аккредитовался и на неделю-две из жизни выпал, одно сплошное кино, тёмные залы, полузнакомые лица, всплывающие от фестиваля к фестивалю. А для кого-то - "Золотая маска" или какой-нибудь "Пасхальный фестиваль".
Кстати, о Пасхе. Первый раз в этом году постился, тоже, ведь, жизнь внутри жизни. Впрочем, об этом отдельно. А сейчас про Страстную Неделю, которая началась со Страстей, неожиданно вспыхнувших. Так бы и не заметил, пропустил мимо, но если календарь обязывает, обращаешь особое внимание, все вдруг (даже самая малая малость) становится выпуклой и какой-то значимой. Ну, подумаешь то да сё, ан нет, поддых понедельнику, укорот в четверг, живи и помни, умойся, вымыв окна в Чистый Четверг (я не нарочно, просто совпало) и в долгий путь на долгие года.

Да по Соколу соколиком, по этому странному разнобойному месту, ненадолго умытому в пасхальный субботник так, что даже приятно. Масса мест внутри мест, массовая застройка и полоса отчуждения по бокам, Ленинградский рынок с прудом и торговыми непонятностями, закрытостями и заштрихованностями, которые сменяются пустырями и опусташенностями супермаркетов, и больница в Амбулаторном проезде, Амбулаторном тупике, на Амбулаторной улице, троллебусный парк за бывшей резиденцией ЭКСМО в сталинском обмылке, все эти транспортные развязки и одностороннее движение по Усиевича и Чусовой и Храм Всех Святых, как я прочитал на неделе в газете, любимый вип-бизнесменами и поэт Рейн, стоящий возле киоска с шавермой, противный домовой, и белое кладбище возле кинотеатра "Ленинград" (которое есть реплика к Монпарнасскому кладбищу), где мы с тобой или с Манцовым обычно гуляем, так как до Тимирязьевского парка ещё дойти нужно, пройти над железнодорожными путями в сторону платформы "Красный балтиец", над этой самой большой полосой отчуждения, сообщающей всему району стремительную окраинность, центробежность и, одновременно, центростремительность. И тогда мимо "Красного бойца" и экологического университета, где мне назначалось свидание на ветру... Я уж не говорю про улицу 8го марта с ангарами и угрюмой техногенностью и с угрюмыми новостройками, нависающими на коммунальным ампиром, и, конечно, вампиром Триумф-Палац, словно бы перенесенный из рисованного Готема, воткнутый впритык к другим домам и опусташенностям, пустые магазины и поселок художников - где возможно еще такое?! Пятиэтажки, перемешенные с элитным жильем и станция метро, похожая на промежуток. Недавно (на днях) открытая "Шоколадница". Обувные магазины. Библиотека имени Андрея Платонова. Кинотеатр повторого фильма "Баку". Люся. Поселиться на Соколе означает поселиться в Москве и, одновременно, вне Москвы, за её пределами, потому что тут твоя квартира и вид из окна на другие окна. Вороньё, мусорные баки. Меня всё время тянет в сторону Октябрского Поля, сходить туда и посмотреть как люди живут, но ты физически ощущаешь выход за пределы своего района, потому что только в сторону "Динамо" (по Красногвардейской) он относительно плавный и незаметный. С других же сторон - мосты, мосты, идти по ним странно, загазованно. Одна развилка двух шоссе, Волоколамского и Ленинградского чего стоит?!
Это как выход из-под хрустальной полусферы в иные какие-то энергитические и смысловые поля. В чужое электричество. Ля-ля, тополя. Люди с песьими головами. Тетки с кошелками, как если их тут нет. С кошелками в буклях. Сокол лишает тебя рамы, обрамления, чистое (голое) стремление в разные стороны, вслед за красными и синими стрелками, мимо ристалищ и салонов красоты, понатыканных через дом. Здесь кричат утки и чайки кричат, снега тут всегда больше, чем в других районах, он всегда серый, пористый и с чёрными угреватыми точками, он тут всегда, даже сейчас, невидимый, не выветривается и не проветривается, несмотря на все ветра и переменную облачность. Сокол - много городов в одном городе, множество мест в одном месте, кажется, именно в таком месте только я и мог посетиться, чтобы выходить в Страстную Неделю на улицу, более не повязывая шарф и думая о том, что хорошо бы перейти на кроссовки.


Locations of visitors to this page
Tags: Песни о Соколе, весна, дни
Subscribe

  • Как Инстаграм рекламой сломал себе карму

    Инстаграм ввел рекламу и, тем самым, сломал себе карму. Надо сказать, что до этого он был безупречен – сразу видно, что создавали его умные,…

  • Бытийная мимикрия в районе ЧМЗ

    Каждый день я подолгу жду седьмой троллейбус в самом начале ЧМЗ - городского района, отделенного от всего остального Чердачинска мёртвой…

  • Эрос невозможного. Вершки и корешки

    Давно хочу записать одно наблюдение за модой: есть тенденции навязанные (поверхностные) и такие, как грипп, быстро приходят и быстро уходят, а есть…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 57 comments

  • Как Инстаграм рекламой сломал себе карму

    Инстаграм ввел рекламу и, тем самым, сломал себе карму. Надо сказать, что до этого он был безупречен – сразу видно, что создавали его умные,…

  • Бытийная мимикрия в районе ЧМЗ

    Каждый день я подолгу жду седьмой троллейбус в самом начале ЧМЗ - городского района, отделенного от всего остального Чердачинска мёртвой…

  • Эрос невозможного. Вершки и корешки

    Давно хочу записать одно наблюдение за модой: есть тенденции навязанные (поверхностные) и такие, как грипп, быстро приходят и быстро уходят, а есть…