paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Григорий Ревзин "На пути в Боливию" ("ОГИ", 2006)


(Продолжением этого:http://paslen.livejournal.com/410890.html?mode=reply)

Прежний уровень, заданный в 90-е, продолжают держать редкие обозреватели, типа Аркадия Ипполитова или Григория Ревзина.
Последний недавно выпустил второй сборник своих газетных статей («На пути в Боливию», «ОГИ»). Пару лет назад в статье «Открытый урок» я писал о его первой книге «Очерки по истории архитектурной формы»(ОГИ», 2002): «Здесь более всего важны эрудиция и широта взгляда. У нас так мало кто пишет. Почти никто. Чтобы о кино - с точки зрения литературы и с привлечением искусствоведческих впечатлений, например. Или о театре, но с колокольни музыканта или художника. Размышляя о мотиве арки, Ревзин привлекает сценографическое искусство барочного театра. Ложные посылки реалистического искусства, вслед за Набоковым, Ревзин раскрывает через анализ построений Чернышевского. Специфика модерна рассматривается с точки зрения психоаналитической теории. Такой подход и делает узкоспециальный текст интересным практически для любого читателя, не особенно даже и заинтересованного в балете или в кукольном театре».

Пафос просветителя для Ревзина – самый главный. Даже не знаю, что в текстах этого обозревателя важнее – широта и глубина подхода или остроумие и субъективная объективность его концепций. Ведь для каждой своей статьи Григорий всегда придумывает остроумный ход, позволяющий раскрыть информационный повод на каком-то новом уровне.
У Батая есть такой термин «потлач». Потлач - это когда размеры дара во много раз превышают причины его побудившие. Творчество Ревзина в «Коммерсанте» - пример такого героического потлача, когда человек просто так (вряд ли от него это требуется) делает свою работу намного лучше, чем оно от него требуется. Самозабвенно сгорать в ежедневном издании, отапливая улицу. А все потому, что «я не могу иначе…»


Любое даже самое короткое эссе, о чем бы Ревзин не рассуждал, является концентратом специальных, но доступно изложенных знаний, умноженных на четкость подходов и однозначность оценок. Тот редкий случай, когда описание, порой, оказывается интереснее самого события.
Разумеется, Ревзин – весь из 90-х, из той самой когорты культурных журналистов, чья деятельность способствовала особому концентрированному интеллектуальному бульону, ныне неизвестно куда ушедшему. В песок или в воздух…

Именно тогда, в 90-х, сначала в отделе культуры «Независимой газеты», а затем в отделе «Искусство» газеты «Сегодня» создавались до сих пор непревзойденные образцы российской культурной журналистики. Григорий Ревзин как раз из тех богатырей, которым на свой страх и риск не свойственно меняться.
Единственная проблема «На пути в Боливию» - для нее сложно придумать режим чтения. Одно дело – в газете, среди других материалов, озадаченных инфоповодами, другое – сплошняком, без передышки. Тем более, что разнобой этих самых инфоповодов, навсегда потерявших актуальность, швыряет читателя из одного вида искусства в другой. От выставки «Игра и страсть в русской живописи» к юбилейному тексту про Николая Ге, от ретроспективы карикатуриста к осмыслению 350-летия интронизации патриарха Никона. Плюс архитектурные (скульптурные, реконструкторские) новинки последних лет.

Аннотация на обложке предлагает считать «На пути в Боливию» записными книжками или дневником, предисловие Анатолия Наймана назначает интеллектуальным романом. Однако, как музыкантов не пересаживай, как не крути, сборник статей остается сборником статей. В отличие, скажем, от «Очерков по истории архитектурной формы», сформированной из нескольких объемных текстов, написанных на схожие темы. Из чего, собственно говоря, и возникало ощущение некоей цельности, единства.
Скажем, литературный обозреватель «Афиши» Лев Данилкин в сборнике «Парфянская стрела» («Амфора») тоже собрал статьи за отчетный период. Но он существенно переработал концы и начала журнальных текстов, которые отныне цепляются друг за друга в этакий интеллектуальный паровозик. Концепция у Данилкина завиральная, однако, есть в «Парфянской стреле» при всех ее недостатках, четкая адресация – она для тех, кому, к примеру, надоела современная литература «по Немзеру».

Утром в газете, вечером в куплете, ночью отдельной книгой. Нынешняя литература имеет отчетливо стайерский характер. «Долгое дыхание» – прерогатива иных, каких-то более спокойных времен. В межсезонье важнее всего адекватность окружающему миру. Именно поэтому с некоторого времени я предпочитаю искать литературу там, где она еще водится.

Не в книгах.


Locations of visitors to this page
Tags: дневник читателя, монографии, нонфикшн, очерки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments