paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Новый дом

У Маяковского есть стихи про то, что крастьянка получает новую квартиру, а в ней есть ванна. Ванна блестит, чудеса и тд. Лень искать, а то процитировал бы. Оно того стоит, так как новый родительский дом – это событие, которое ещё нужно осмыслить. Это не квартира, это родовое гнездо. Совсем другая жизнь, совсем другие ощущения. Оптимальное место для счастливой жизни, море пространства, выходить из кабинета в халате, попадать в библиотеку, медленно спускаться по лестнице на первый этаж, завтракать у камина. Если бы в Челябе можно было найти нормальную работу... Если бы такой дом был в Мск, цены бы ему не было (во всех смыслах).

Сутки потратил на то, чтобы вписать себя. Заполнить собой новую территорию. Получается с переменным успехом – в московской тесноте и давке забыл как это – расправлять грудь и крылья. Все пахнет краской и новьем, постоянно чувствую себя в каком-то пансионате, где твоя главная работа – отдыхать. И вид из окна – на дома и дымы, поднимающиеся вверх. Тут топят печки, отчего в воздухе отчетливый привкус детства. Прикус детства. Прикуп детства. Место, где я вырос, место, ставшее чужим. И вот я здесь, и вот я с вами.

В Челябинске точно иной воздух. Это чувствуешь сразу, выкатываясь на перрон. Потом долго едешь по темному городу в троллейбусе – самом аутентичном челябинском виде транспорта. Вдруг понимаешь, что тут, в городе, очень много места и очень мало людей. Плюс отсутствие «этажности» и видно небо. Видимо, в Москве смог. Причем, постоянный. А тут солнце! Разноцветные облака и настоящий новогодний холод. Не люблю холод, но сейчас это в кайф. Не то, чтобы настроение было очень воссторженным, вовсе нет, постоянно прислушиваешься к своему органону, мониторишь прошлое, думаешь о будущем. Смотришь старые книги, расставленные в новом порядке. Родители хотят, чтобы я переставил их по своему. А я не хочу их переставлять под себя – я не для этого от них отвыкал и без них три года обходился. Дом – это когда тебя зовут к телефону. Или ты сам бежишь снимать трубку. А у нас телефон звонит постоянно, но меня не спрашивают. Тёте Соне никто не звонит.


Много пространства и совсем мало света. Реклама какая-то суетливая, наваленная в кучу, вдруг раз – и сгущение, а вокруг мгла и окна не горят. И все это подчеркивает инородность и чуждость. Просто встреча цивилизаций какая-то. Хотя много нового, я же вижу. Но это новое – как если старику надели на голову плутовской колпак. Может быть, я просто забыл как тут всё на самом деле? Хотя теперь уже начинает казаться, что инородность моя изначально была чем-то органическим, изначально присущим. Зря что ли ни с кем не хочется встречаться, хотя земляки и землянки настойчиво стучатся в мои сны. Москва отсюда кажется маленькой, съеживается-скукоживается до размеров АЭРОПОРТА. Нескольких улиц, по которым который год звучат шаги – мои и моих друзей. Опять настигает сердцебиение – значит, тело, всё-таки, волнуется, хотя внешне я совсем спокоен. И за мобилку уже не хватаюсь, и в Интернет что-то не тянет. Тянет развалиться на диване с большим романом. Тем более, что я захватил парочку. Ну, например «Белые зубы» Зэди Смит. Жизнь кажется лёгкой и вечной. Точно смерти нет и покой будет окружать этот дом всегда.


Locations of visitors to this page
Tags: АМЗ, Челябинск, дни
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 82 comments