paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Букер

Победил не Найман, а Гуцко. Пришлось колонку переписывать и выкидывать самые ядовитые абзацы про Аксенова.

Ее, шестерку, изначально составляли так, чтобы протащить Наймана в финал.
Обидно было за всех – и за самого Наймана, поставленного в дурацкую ситуацию. Ведь если премию дадут ему – значит, решение таки продавили, если не ему, то еще хуже – де, даже в такой патовой ситуации не смогли продавить. Бедный Найман! Продавить его «Каблукова» действительно не смогли: премию получил роман Денис Гуцко с романом «Без пути-следа». Так жюри сначало создало себе головную боль, а потом титаническими усилиями, попыталось выпутаться из скандала. Поэтому нынешний вердикт выглядел так: кто угодно, но только не Найман. Становится понятным, почему половина финалистов не пришла на итоговый банкет и на объявление лауреата.
При любом ином раскладе Гуцко вряд ли получил бы своего несомненно заслуженного Букера. Он выиграл в ситуации компромисса, решения той самой головной боли, которая после улюлюканий журналистов (нынешний шорт-лист не понравился никому) превратилась для членов жюри в хроническую болезнь.


Проблемой оказалось именно ставление финальной шестерки. Превратив в статистов пятерых прочих финалистов, члены жюри сами стали статистами. Ладно. С председателем жюри Аксеновым и с приглашенным в жюри в качестве звезды Спиваковым (на объявлении короткого списка дирижер честно сказал, что книги претендентов не читал) все понятно. Но куда смотрели составляя шестерку и подвергая опасности свои честно заработанные репутации, такие профессионалы, включенные в жюри, как критики Алла Марченко и Евгений Ермолин, поэт и книгоиздатель Николай Кононов? Зачем им это «на чужом пиру похмелье?» Почему они вообще допустили самый невыразительный шорт-лист за всю историю русского Букера?
Невключение в список романа Михаила Шишкина «Венерин волос» коряво мотивировали тем, что он уже получил за него д р у г у ю премию (казалось бы, что самочинной логике Букера чья-то чужая Гекуба?) А вот вспомнить о том, что в финал Букера уже выходил роман с фамилией «Каблуков» в заголовке (книга екатеринбургского прозаика Андрея Матвеева) профессионализму не хватило? Я уж не говорю о покрытой мраком истории с сокращением первоначального варианта длинного списка, который урезали едва ли не в половину. Зачем? По каким критериям? С чьего лукавого попустительства?


Остальное читайте http://vz.ru/columns/2005/12/1/14368.html


Locations of visitors to this page
Tags: литра, я
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments