paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Путешествие в Брянск

Сегодня вот приснилась Ольга Седакова. Приснились ее новые стихи. Мы шли с ней под зонтом (теплый, летний долждь) и я познакомил Ольгу со своей учительцей английского Лидией Альбертовной. Лидия Альбертовна (во сне я вспомнил ее телефон, хотя и не видел ее много-много лет), встала перед Ольгой Санновной на колени.

Главное то - приснилась ни с того, ни с сего... виделись последний раз во Франфкурте, где я спасал Елену Шварц от чудовищного похмелья, купив пива. Когда-то Ольга гостила у меня в позапрошлой жизни в Челябинске, целую ночь, сидя на кухне, да под красное вино, она рассказывала нам с мамой про свою поездку к Лотману на похороны. Столько колоритно и столь убедительно, что я потом больше года ходил за ней и просил записать. Она записала, но вышла проза, а не рассказ, смею настаивать, что рассказ под вино был лучше. И вот, ни с того, ни с сего приснилась. Решил позвонить, узнать как она поживает, потому что во сне вспоминал нашу старую квартиру - как раз в эти дни мои родители, достроившие дом, переезжают в него, перевозят вещи, мебель, книги, интерьера, складывающегося годами, больше нет, он разворошен, разрушен. Однако, я не видел еще новой экспозиции, у меня в голове старые схемы. Они и привиделись. Так странно проснуться от такого сна. После такого сна. Который как награда непонятно за что, как мысль, как мыслеобраз. Уже проснувшись, по цепочке, вспомнил, как в Челябу приезжал Сергей Сергеевич Хоружий, человек Ольгиного круга. У меня тогда был семинар по джойсовскому "Улиссу" и грех было не пригласить. Вот и Сергея Сергеевича давно не видел и не слышал, тоже бы хорошо позвонить. Потому что, на самом деле, сон был про поиски Абсолюта, о том, что Вера не даётся, нужно искать пути и, как говаривала Ольга Санновна "шествовать путём". Про Дом и про Веру, что метафорически пересекается.


Всего-то сон, а впечатлений хватит на день. У меня всегда так: сильное сновидение фогорафическим виражем подкрашивает водичку дня, задаёт, определяет тональность. За окном белое на сером и серое на белом -стоит соседский дом (серый), небо под цвет первача-снега и снег, подсвеченный стальным небесным, трещины и копиляры (серые) деревьев. Кричат вороны. Ни одной живой души. Вяло гудит, катит колёса невидимая Ленинградка, остающаяся за кадром.

Только что во сне был роскошный июль, буйство природы и насыщенного зелёного, полураздетые, загорелые люди, дождь. Мы шли по какому-то странному кварталу, все дома которого были связаны между собой узкими крытыми галереями - как раз на случай непогоды. В этих крытых галереях играли дети. Много детей. Шёл дождь, мы бежали сквозь дождь (из какой-то там промзоны к этому кварталу) сквозь квартал.

Проснулся, вылез из-под одеяла, лето-то и закончилось.


Locations of visitors to this page
Tags: Люся, писатели, прошлое, сны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments