paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Mood:
  • Music:

за поворотом

Уснули летом, а проснулись уже осенью. Вода вскипела, чай или кофе? Через людей ты узнаешь про свой индивидуальный рисунок судьбы, но вот осуществить его, воплотить в реальность, можно уже только без людей, сам на сам. Давайте различать одиночествои уединение. Давайте не бояться отсутствии логики в ночных бдениях, потому что она, логика, есть. Почти во всем. День давно поворотил на убыль, приходится снова привыкать к тому, что темнота опускается раньше, чем ты оказываешься к этому готовым. Видел Лужкова, голова-блин. И жена его с гримасой, которая не сходит. Не может сойти. Люся вернулась из Италии, в разговоре выяснилось, что за месяц я прочитал семь ее книг, не больше и не меньше. Всегда так - когда влюбляешься, то ешь своё чувство поедом, подъедаешь даже крохи, ибо булемия, не можешь насытиться, понимая, что вредишь своему организму и своему чувству. Хорошие отношения как хорошая книга - ты её читаешь, постоянно увеличивая скорость чтения, глотаешь страницы и не можешь остановиться, хотя жалко, что до финала, до конца страниц всё меньше и меньше. Отношения тем и хороши, что это не книга. Есть вероятность того, что они не закончатся по истечению отпущенного срока и будут длиться дальше, покуда сил и интереса хватит.

На самом деле, все эти многочисленные и невероятные усилия сводятся к одному - только бы не остаться одному, не запутаться в одиночестве, а если и есть оно, одиночество, то как бы это так исхитрится и перевести его в иное агрегатное состояние - в уединение. Подобно анекдотическому неуловимому Джо, которого никто не ловит. Сказать не очень-то и хотелось, извлечь квадратный плюс из тройного минуса. Жизнь так устроена - когда-то, вот что бы ты не делал, ничего не выходит, ты буксуешь, как по мокрой глине вверх, а в другой момент, который начинается исподволь, просто так, всё выстраивается в ступеньки, аккуратно ведущие туда, куда надо. И ты привыкаешь к такому, с позволения сказать, комфорту, а он потом заканчивается, потому что колесико судьбы снова крутанули в сторону усложнения. То пусто, то густо, то плотно, то постно. А ещё - времени очень много. Очень много, да. Его много больше, чем способен переварить любой, даже самый волевой и жизнерадостный человек. Деятельный как Шабуров. Это когда смотришь на какого-нибудь певца или певицу в телевизоре и думаешь, а как там они существуют между горением на сцене, между этими выступлениями, которые и есть жизнь,и есть высота, высОты. Между этими пиками - что? Ведь не из-за них же, не ради них живешь. Человек же не может равномерно распределиться на уровне творения-горения, бывают и промежутки.


Самое интересное - это промежутки. Когда ты не писатель, не журналист, когда ты просто тело. Тело смотрит из глаз, тело трогает руками овощи, спускает воду в унитазе. Тело думает и живет, ожидая очередное соответствие человека самому себе. Когда он перестает быть телом и выдает конечный продукт, интересный другим людям. Или что-то такое очень важное делает, отчего всем другим хорошо становится. Но вот это самое тело, у которого целый город внутри кишмя кишит, оно в писательском случае, заключено квентисенцией в книгу, собрано-подобрано до состяния кристалла. А человек, пока писал ее, книгу эту, жил и овощи трогал, деньги пересчитывал и на телефонные звонки отвечал, стряхивая рукой с часами перед тем, как посмотреть точное время. И выдал концентрат, который читатель, который тоже тело, берет и воспринимает теперь по своему, режет своим вниманием этот брикет как топлёное масло - по линиям сгибов одному ему, читателю внятных. И никакого наложения, разные жизни, разное бытие, какие тут могут быть основания для встречи? Ну, буквально, никаких. Буквы только. Топлёное масло букв. Помимо которого есть еще повседневные дела и обстоятельства, вот, скажем, осень наступила, выросла капуста, а организм и извилины всячески этому сопротивляются и куда значительнее и важнее для человека эта перестройка и настройка на осень, которая, в сущности, незаметно происходит на каком-то там биохимическом уровне, не говоря уже про давку в метро или контакты с коллегами на работе, которые тоже волнуют немеренно.

Самое неинтересное - это промежутки, состояние проживания с выключенным светом и незажжеными фарами. Одеколон во флаконе убывает. По телевизору "Мертвые души". Валериана. Хочется к морю и каждый раз снятся сны про страх высоты, которые навевает ожидание дороги. Компьютер и интернет очень точно рифмуются с уединением, вроде пока занят - не так, как когда ты лёг под одеяло и накрылся с головой и стало слышно нервное биение твоего сердца. Потому что компьютер - твой лучший друг, мой железный конь, альтер его и двойник, созданный по образу твоему и подобию. Ты сам создаешь искусственный разум и центр влияния из обломков того, что лично тебе и может быть интересно. Как долго еще будут продавать дыни и арбузы открытым, уличным способом? По ночам холодно, торговцы кутаются в черные одежды, но не уходят. Как если все остальные только и делают, что ходят покупать арбузы по ночам.


Locations of visitors to this page
Tags: АМЗ, Люся, дни, литра, медитации, сны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments