paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Заресничная страна

Встречу с мамой Андрея Лебедева назначили у Таганки. Пришёл минута в минуту. Мадам Ледебева передала книгу. Андрей настоял, чтобы не сам купил, но как если от него. Как если он сам. Андрей, есть контакт! Открыл в метро на фразе о том, что упала ресница. Из неё заварили чай. А я как раз пью такой, игольчатый, из Пекину специально привезли. Вчера купил клубники и черешни, заварил вместе с иголками. А потом (солнечно же!) заскочил в книжный магазин при доме русского зарубежья, где нашёл "Едоков картофеля" (кому надо, налетай, подешевело, предисловие АнЛе не потеряло ни капли), три выпуска топосовского альманаха (рядом со стеллажом, где Солж, так что всё по взрослому), "Бедную Лизу" Карамзина за 19 руб и сборник "Путешествий" Ольги Санновны Седаковой с персональным посвящением - это когда она в Чердачинск приезжала, на мой кухне до шести утра рассказывала, как ездила на похороны Лотмана, как её, безвизовую, ссадили с траурного поезда, а все сливки отечественной интеллигенции сделали вид, что их это совершенейше не касается. Меня этот рассказ потряс. Я долго (года полтора-два) приставал к О.С. с тем, чтобы она его записала. Записала, таки. Оттого в финале текста появился постскриптум, где О.С. вспоминает нашу беседу в аэропорту. Неточность памяти: не в аэропорту она мне по свои пригранчные похождения рассказывала. Так и знайте. Так что, если будете читать "Путешествие в Тарту" имейте ввиду - имеет место быть художественное преувеличение.

Потом прочитал в сетке новостей, что Путин был сегодня в Аркаиме. Ха-ха, а вы думали, что я его придумал? В Аркаиме на героиню "Ангелов" , старую актрису, снисходит мистическое откровение, в "Семействе паслёновых" финал разыгрывается в аркаимских декорациях, шаровая молния и явление принцессы Помидорного царства, как мог пропагандировал местную достопримечательность, закладывая аркаимский текст, курс для будущих университетских преподавателей "Аркаим в контексте мировой литературы", и вот, пожалуйста, пожаловал президент РФ, ну, круто-круто. Большой респект профессору Здановичу, который отрыл Аркаим в 80-е на землях, отданых под затопление, который добился статуса заповедника и вот теперь, заманил туда сами знаете кого. Пиар высшей пробы, с нуля и в дамки. Аркаим, старшие Трои, родина Заротустры и место действия несостоявшейся пьесы, которую Наум Юрьевич Орлов пытался заказать кому-нить из известных драматургов. Ну и нюх же был у старика!


А проза у Лебедева самодостаточная, самоигральная. Ритм перестука вагонных колёс, паузы, синкопы, умолчания. Спотыкач. Скорость набирается исподволь. На изнанке. Сам себя останавливает, окорачивает, не дай Бог, если катарсис какой, не можно! Синтаксис как флюгер, который смотрит то в одну сторону, то в другую, дирижирует дискурсами,закрепляя их в пазах сюжетной агрессии. Упоминание Уильяма Бёрда (классика вирджинала, уж и вирджиналов-то не осталось) на 18 странице выглядит как пароль ввода. Вот и Вадимус туда же. Без пазлов-то. Завтра-завтра, Вадика, отпрезентуем твою книжицу, уж отпишу-отпишу, не помилую. Весна!

Бонус.
Из книги Анле: "Так что же остаётся у избавившегося от специй, запретившего себе трогать шёлк, смежившего очи и потерявшего руководство по использованию ушей?
Ненависть к ароматическим палочкам.
"


Locations of visitors to this page
Tags: ЖЖ, дни, литра, люди
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments