paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Едоки картофеля

А потом мы пошли на Билла Виолу. В ГМИИ им. Пушкина. Вообще, надо отдельно сказать про итальянское присутствие, сгустившееся над культурными столицами как раз во время проведения Биеннале. В его рамках показывают отдельную выставку современного итальянского искусства в Музее Революции на Тверской, красивые и холодные (безчувственный набор работ), в Эрмитаже - большую экспозицию футуристов, а в ГМИИ ещё одно развёртнутое высказывание "От Джотто до Малевича".

Выставка дико невнятная, сумбурная. Принцип "один художник - одна работа" себя не оправдывает. С бору по сосенке. Другой принцип - "а мы ничуть не хуже". У вас возрождение, а наша работа (икона 13 века) всё равно старше. У вас мелкий бес декаданса, а у нас "Демон" Врубеля, организующий пространство целой стены. Вы нам де Кирико, а мы вам Шагала. Одна радость - несколько хороших картин, несколько имён, редких для наших широт. Тот же Караваджо, допустим. Ну и невероятной красоты Леонардо, Рафаэль, тонко прорисованные головки Ботичелли. Красота действительно невероятная и непереносимая. Работа Леонардо кажется рисунком, подсвеченным изнутри. Холст, масло. Вроде, Шилов не хуже навострякался, но тут - и тайна, и свет реальный. Короче, непереносимая красота, слишком уж её много. Глаза слепит.

Напротив висят наши иконы (наиболее выстроенной оказывается экспозиция в Белом Зале, который разделили относительно хронологически, а на всё остальное словно бы болт забили). И понимаешь, что, в отличие от приторного ренессансного бламанже, наши-то понимаешь. Схиму и схему икон, схожих с комиксами. И насколько Рублёв велик и светел. Неожиданное такое ощущение. Что наши не лучше и не роднее, но понятнее. Ближе. Ощутимее. У того же Джотто какой-то там святой с индивидуальными характеристиками (на хорька похож) куда менее трогателен, чем условные святые Рублева или Грека. И во всём этом соседстве возникает некое интеллектуальное напряжение, после которого ты идёшь к видеоинсталляции Виолы. И она точно так же проскальзывает мимо.

Исходный пункт всем хорошо известен - воссоздание картины Якопо Каруччи "Встреча Марии с Елизаветой" средствами видео. В полуподвальном зале, восстановленном средствами какой-то могущественной корпорации. Табличка предупреждает, что зале могут находиться не более 50 человек. Воскресный вечер перед закрытием - "не больше трех карандашей" (наверху, где Джотто и Малевич не протолкнуться как на Черкизовском рынке. Да и смотрительницы как с цепи сорвались, чем их там Антонова накачивает непонятно).

Каруччи, прозванный Понтормо, мог вполне бы оказаться на этой самой выставке. И тогда рифма получилась бы полной, точной. Но и без неё было очевидно, что Виола не проканал. Во-первых, слишком красиво, во-вторых, слишком статично. В-третьих, совершенно уже не актуально. То есть, мессиджей можно вычитать много, очень много. Но как-то лениво это делать. Не побуждает. Ну, да, психоделика, оттенки эмоций, шумовая завеса (саундтрек - ровное гудение словно самолётного мотора), растянутый-сжатый хронотоп. Но - в отличие от классических итальянцев наверху, видео быстро старится, устаревает.

Смыслы сыплются, что твой Тарковский (когда-то "Зеркало", например, казалось верхом интеллектуальной закрученности, ребусом, а ныне выглядит как лубок). Посыл, опыт оказываются усвоенными культурой и растворенными в ней. Странно, но с классикой, которая наверху, этого не произошло, она продолжает своё неспешное течение во времени - со всеми этими рамами, стерильными стеклянными колпаками и табличками с готическими шрифтами из Питти и Уфицци ещё тех, до фотографических времен. Став туристическим аттракционом, остаются вещью в себе. Виола пережёван и выплюнут. Эпоха фотографической воспроизводимости делает родовую травму технического (техногенного) порождения (не руками сделано) несовместимой с долгой жизнью. Именно поэтому ВСЕ отзывы критиков про видео Виолы, коими сопровождался показ (все ж отметились) были невероятно скудны на интерпетации и сводились к перечислению реалий из релиза. С видео (за немногими исключениями) трудно работать. Его трудно смотреть. Мелькающее и подвижное (внешне), оно дико статично внутри. И немногие способны выскочить из этого заколдованного круга технологического рабства. В гламурном и ярком видео Виолы не нашлось ни одного пунктума, раны, глаз ни за что не цеплялся, как я не старался проникнуться.

То есть, сначала казалось, что ты просто не можешь войти в этот особенный медитативный ритм, подхватить его, надеть его на себя как водолазный костюм (а вот с Ровнер же получилось с первого мига), типа, суеты много, "дыхания улиц", но я же намеренно замедлил дыхание. Ага, вот если бы травки покурить, тогда, глядишь, пробрало бы...Но с травой на что угодно проберёт. А тут - гул, цвет, плавность линий.

В моем романе "Едоки картофеля" я описывал будни смотрительницы музейного зала. Мне было интересно понять, как артефакты влияют на сознание и подсознание женщин, их охраняющих: когда по восемь часов смотришь на картины, даже самые тихие малые голландцы переходят из количества незамечания в качество восприятия. Так вот если бы я снова начинал этот роман писать, то описал бы будни тетеньки, которую приговорили сидеть в темном подвале под мерный рёв самолетных двигателей. Такая старушка (она ходила там, прибалдевшая по стеночке) и есть единственный и идеальный зритель видео Виолы. Потому что только таким погружением и можно заставить проникнуться всеми этими медленными морями складок и движений. Мы же все от видео бежим. На втором этаже Музея Архитектуры - целая галерея пустых залов с пустым, бедным на содержание видео. Мы прошли его едва ли не галопом. Ну, да, тетенька по городу с оркестром бегает. А другая тетенька оперные арии поет. Кто-то уезжает, кого-то провожают. Роскосые чёрно-белые глаза на полэкрана, какие-то тупые мульты. Сила "Синих носов" в обнажении приема - именно сделанность на коленке (прямо противоположная кропотливости того же Виолы) позволяет преодолеть пафос: тот, кто работает на вечность обречен остаться в истоничившемся прошлом. Канает только сиюминутное. Фельетон. Если, конечно, это не сделано руками, конечно, если это не несёт остатков той самой траченной молью ауры, о которой писал Беньямин.


Locations of visitors to this page
Tags: ГМИИ, биеннале, выставки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments