paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Mood:
  • Music:

Лимонов

Пришел к Бергеру. Бергер издает его пьсу (книжка + диск), нервный такой, жилистый, носки вскатку. Долго сидеть не может, ходит по комнате (живо представляешь, что по камере). Привел с собой трех охранников, которые смотрели на Эдуарда Вениаминовича влюбленными глазами. Бритые такие, опьяненные революционной фразой. Лимонов скажет что-нибудь и смотрит на них. Они только не записывают. Впитывают. Заучивают наизусть. От еды отказался, спросил рюмочку. Боря принес. Подождал, пока мы выпьем, чтобы де не отравили как Ющенко. Выдвинул предположение, что у Ющенко лепра.

С благостью вспоминал тюрьму, тюремный опыт как некое мистическое переживание, транс. Когда поверка на ветру и ты стоишь полтора часа на морозе - чем не молитва. Короче, "каторга, какая благодать". Говорил о том, что жить нужно в государстве единомышленников. Чтобы было несколько параллельных государств - город пенсионеров, город тинейджеров, город женщин. Чтобы не надо было с тетей Маней, "которая овощь" ездить в одном троллейбусе. На что Кур резонно заметил - так поди ж в троллейбусе не ездите. "А неважно", срезал его пламенный революционер и отправился к некоей девушке, пригласившей его на зайца. Оставив Фанайлову, которая специально приехала записывать беседу для диска в некотором недоумении. Какой-то он подозрительный, сказал Бергер. Да просто был не готов, сказал я. А Фанайлова в чёрном свитере, пришедшая последней, сказала, что видела у подъезда топтунов и милицескую машину в отдалении. Сразу стало очень романтично и революционно. История творилась на глазах, можно сказать.


Locations of visitors to this page
Tags: Люся, писатели
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 72 comments