paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Помидоры убийцы


Если долго слушаешь музыку в наушниках, то потом, когда наушники снимаешь, на тебя наезжает плотная пустота. Не тишина, но овеществлённая пустота, похожая на вату, которая долго лежала под новогодней ёлкой, скаталась, преобрела незаметный розовый оттенок. Послевкусие странная вещь. После мороженого во рту образуется странный микроклимат. И не то, чтобы зубы ломит, но на нёбе возникает дополнительная рыхлость, в которой поселяется - что? следы ангела в рыхлом снегу, и вовсе не потому, что ангелы фонетически рифмуются с ангиной, просто плоть твоя становится рыхлой, как мокрый снег от полозьев, как санный след, по которому в поисках конского навоза бродят галки с умными глазами, бродят-бродят, у тебя борода, у тебя пар изо рта, поднимается пуповиной кверху, зимней ночью легче лёгкого увидеть ангела, когда округа звенит, и воздух прозрачен и колется. Сердце продолжает поровозом биться, углем в топке, глупой птицей. Ты знаешь, я искал эту песню много-много лет (если она вышла в 1992-м) и я всего пару раз видел этот клип - с человеком-без-лица, стоящем в бледно-зелёном поле с трещёткой. Крутит эту трещётку в правой (?) руке, трещётки не слышно, потому что всё забивает музыка, мне бы хотелось, чтобы поле были лиловым, но как же погрешить против истины? Мы несколько раз обсуждали с Айваром этот несуществующий трек, который он тоже, оказывается, случайно, один раз видел по телевизору, запомнил. А на пластинки этот трек не вошёл, он вообще был выпущен ну не то, чтобы под псевдонимом, но как бы в свободное от основной работы время. И где искать его неизвестно. Я даже смотрел в музыкальных магазинах Барселоны и Парижа диски на соответствующую буковку, но, разумеется, не находил. Она жила эта песенка - во мне и в моей жизни, в каком-то параллельном измерении, знаком того, что ничего не закончилось, что всё ещё тянется, продолжается, что окончательной может быть только смерть. Не то, чтобы мне нужно было от моего прошлого ну хоть что-то, но есть такие символы и знаки, которые маячат на периферии и хорошо было древним, которые не знали про наличие у них бессознательного.

Послевкусие - это как звёздочки в глазах, небольшое такое, временное отклонение от нормы, мир чуть-чуть сдвинулся вправо (?), потом снова совпал со своими очертаниями, посвербило немного инобытие, да и оставило. Мне однажды родители сказали, что, вот, Дима, на день рождения ты получишь то, что ты так давно ждал. И я долго (или не долго) мучился, предвкушая, хотя уже тогда понимал, всё будет не так, потому что я тогда (насколько помню) уже ничего не хотел. То есть, чтобы специально - ну ничего такого. Я вообще раньше мало мечтал, сейчас больше. Мечтать лучше в одиночестве, когда ты один. А когда папки-мамки особенно и не побалуешь. Ну и мне подарили, конечно, волшебный фонарь, о котором я мечтал много лет назад, в ещё более глубоком детстве (чуть было не написал одиночестве) и мне пришлось придумывать (продумывать) целую систему мотиваций, чтобы обжить объект, и на какое-то время я им увлёкся, но участь его была предопределена заранее - в пыли, в кладовке. Невостребованным. А сейчас приятель дал мне пластинку на которой собраны все ремиксы и то, что ad margimen, благо, есть что собирать, бог ты мой, сколько всего + это, эта песенка в четырёх аж вариантах, сейчас в ушах (я делаю большой глоток клубничного йогурта), ложится уже на мою сегодняшнюю жизнь (в субботу я сказал тебе "Прощай", смог таки выдавить, полтора года учений не прошли даром, тяжело в учении, ох, как тяжело, а кому легко?), это жизнь продолжается, а не что-то там другое, отношения, дружбы, любови какие-то. Ну, да, ну, да, как говорит финляндия. Та мелодия была, существовала (не существуя) там, где меня нет. Теперь она в наличии здесь и сейчас, но нет ничего остального. Так хорошо, так странно... Есть надежда, что приступы сердцебиения (я пишу этот постинг потому что не могу уснуть - стоит мне лечь на бок и сердце начинает рваться на первомайскую демонстрацию) связаны с какими-то магнитными бурями, которые ожидаются ещё и через месяц, более сильные, по какой-то там шкале более сильные, берегите близких!

Когда приходит лето, ты ждёшь, что оно очень скоро пройдёт. От этого ожидания ты сжимаешься, таковы законы физики - сжиматься от ожидания, делать время непроходимым, каменным - чтобы волны его, времени, никак не могли пройти сквозь твоё тело; ты становишься каменным, ты сжимаешь ладони, ягодицы, икры (попеременно - левую, правую, левую, правую) пробуешь мускулы, ага, держат время, держут. Ты не хочешь, чтобы лето проходило, но, в конечном счёте, ты устаёшь от этого ожидания быстротечности, что неожиданно для него ловишь себя на том, что, чорт, скорее бы, что ли оно свалило. Теперь я ловлю, ловил себя на том, что мне нужно поскорее избыть осень. Как если зима обязательно принесёт облегчение. Ведь не принесёт же. Просто сейчас сердце и мне всё время душно, тело воспринимается как одежда, как надежда на выздоровление, я всё время открываю форточки, делаю маленькую зиму, Кай, где твоя Герда? Хуй знает, товарищ генерал.

А когда мы с Айваром общались уже только, в основном, через Таню, мы как-то встретились, меня интересовало, что он теперь слушает, и он сказал, что НЕ СЛУШАЮ, с вызовом, так, ну не то, чтобы меня интересовало, но нужно же было о чём-то говорить, конечно, потом уже появились другие группы, какая разница, все они на вечность не работают, ну, хорошо, не слушаешь и ладно.
Самый прикол, что в это же самое время, Танька, Таня, Танечка подсела на то, на что мы подсели десятью годами раньше, так у неё и остались видеокассета, например с "Представлением" и пластинки, которые я ей подарил. Она ведь их и правда слушала. Слушает? И я подумал - а вот зима, когда наступают, все же только и делают, что ноют, как это - зима - плохо, как она выматывает, все соки выпивает, то есть, все ждут как бы поскорее зиму пережить, тоже булки сжимают, получается, что все времена года, в противовес сказочке Ушинского только и мыслятся нами как нечто поскорее избываемое, так что ли? Видимо, за исключением весны, за исключением весны, когда пасха и хлядь растянута до горизонта лоскутным одеялом, когда всем положено воспрять духом и обязательно влюбиться.

Чорт, купил сегодня я этого Остера-постера, ну точно, я в шоке, моя дебютная идея. Плюс к этой китайской записной книжке, которая фигурировала и в моём замысле тоже, парень свистнул у меня постраничные комментарии, куда скидывается то, что не относится напрямую к сюжету. У меня идея круче - главы для дополнительного чтения идут в конце и образуют четвёртую, невидимую книгу, но, тем не менее, я в шоке. Когда первые сведения об этом романе просочились из Америки, я отказывался верить, отложил текст едва ли не на полгода, и что в результате? А в результате ты должен побороть в себе это чувство - относится к роману, который ты пишешь как к проходному, как к зараннее обречённому на неудачу. Раз уж есть такая в нём родовая травма. Нет, мы вырастим ребёнка здоровым, мы должны поставить его на ноги во что бы то ни стало. Во что бы то ни стало, да. Я слегка только ослабил хватку в финале "Нодельмы" (ну были на то определенные обстоятельства, уж не буду здесь говорить какие) и финал вышел скомканным. Славникова мне сказала, что я поторопился с "Нодельмой" в том смысле, что к каждому тексту нужно приступать, когда ты дозреваешь до него, сам дозреваешь, а не так, что клюнула дебютная идея, ты ввязываешься, война план покажет, вали валом, потом разберём. Я ввязался, мне это (ето) было необходимо, и вот вам пожалуйста. Хотя Юрьенен и говорит не верить Семёну Мирскому из "Галлимара" (ему "Нодельма" не понравилась), я всё таки более склонен верить Славниковой. Славная она девушка.


Сегодня записывал Улицкую. Обозвал её в самом начале Петрушевской, потом всю запись конфузился. Прошлись с ней, неплохо поговорили. Почему-то её очень интересует тема интернациональной гомосексуальности. Я признавался в нелюбви к Петрушевской и Толстой, она их защищала. Позвал её на Гришковца в "Букбери" (Глеба устраивал), хорошо, что не пошла, были ломы и Гришковец задержался более чем на час. Может, и на больше, но мне надоело ждать и мы с Мамедовым ушли. Тем более, что пока народ ждал зрелищ, пришёл Сердюк, Глебов товарищ, главред "Винной карты" и главный ценитель вин в стране и принёс какой-то раритетный херес, который выдерживают в бочках после сладкого вина и тд. И мы тут же раздавили этот раритет в зале букинистической литературы, рядом с с/с Голсуорси и Макса Фриша. Сердюк всё время шугался видеокамер, а Глеб махал ручками, мол, мне то лучше известно. Когда херес, более похожий на сухое вино, кисловатый и тонким сладким каким-то привкусом был распробован окончательно и бесповоротно, Глеб сказал - вот теперь я точно знаю, что здесь ПИТЬ МОЖНО! Оказывается, до этого (етого) он тут ни разу не выпивал. С почином, Глеб. Мне тут же похорошело (на пустой желудок, в котором завелись-завозились тёплые лиловые клубочки), и я пошёл домой по тёмной ноябрской Москве. С заходом во французскую булочную, которую мне открыла Аня (когда мы с ней там были, её там узнали, принесли какую-то еду, она так гордилась, так гордилась, как будто, как будто, правда, до этого мы зашли с ней в "Кофеманию" и там её тоже узнали, хозяин угостил каким-то тонким белым вином, так что ходить везде с Аней - получать сплошные бонусы) и редакцию "Захарова", где мне оставили книги, одну из которых ("Видео Иисус") перевела Татьяна Набатникова.

А дома я открыл Остера-Постера и пошло-поехало, просто же ну читать страшно! Зато когда читаешь Остера сладко чувствовать себя писателем, так он всё ето (это) изнутри выдаёт, ну просто жжённый сахар какой-то. Немедленно хочется сесть и написать пару бессмертных страниц, в которых сюжет не тормозился бы отступлениями и психологическими нюансами, а мгновенно бы втягивал. Гм, написать бы так когда-нибудь, а? В аське стонет Юрьенен, мы думаем, Сергей Сергеевич, может быть, вам написать сагу? хватит нам етих (этих) камерностей да барочностей, полутеней и полутонов, даёшь многоголовое тело, переплывающее полосы своей и общей истории! Ну да, ну да, как говорит финляндия.
Tags: Люся, важное, любовь, люди, медитации, мета, музыка, писатели, прошлое, я
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments