paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Романное пространство


В пятницу записывал на "Свободе" Бергера. Борис записал классный диск "Беседы на Пресне", где подложил под писательские голоса приятные звуки и музычку. Такое умное радио, стильный дизайн, короче, приятная штучка. И компания приятная - Курицын, Клех, Кормильцев, Козаков, Фанайлова, Эпштейн...
Отдельные фразы вырываются из разговора и микшируются - короче, хорошее серьё для полноценной, объёмной радиопередачи. Боря опоздал на полчаса, пришёл в белых брюках, весёленький и со своей роскосой дщерью-хиппушей.
Записывались полчаса, за это время Бергер всё время прихлёбывал вискарь из пузырька и подмигивал технику. По ходу передачи будет видно, как постепенно Бергер расходится, начинает вращать глазами и брызгать матершинками, короче, укатал. Из двух уже почти десятков моих бесед с "Новыми Русскими писателями" (так я обозвал цикл - для "Свободы" всё новое, что старше Аксёнова) записывать эту было смешнее всего.
Боря разобшелся, махал руками, короче, устроил в студии целый перформенс. Потом вышел в ньюс-рум, где сидели журналисты и громко сказал, встав посредине в картинной позе: Скоро вас всех расстреляют.
Охранники развернули мощные торсы от неожиданности.

В воскречсение вышла передача с Кузьминским, во вторник записываю Паркера. Сами передачи слушаю от случая к случаю, но с некоторыми из них можно ознакомиться на сайте означенной радиостанции.

Левкин: http://www.svoboda.org/programs/OTB/2004/OBT.100504.asp
Геласимов: http://www.svoboda.org/programs/otb/2004/OBT.090904.asp
Клех: http://www.svoboda.org/programs/OTB/2004/OBT.092104.asp
Смирнова: http://www.svoboda.org/programs/OTB/2004/OBT.092804.asp


Роман продолжается. Пишу вторую часть. Стиль меняется, так странно наблюдать, как книжка саму себя отстраивает, выбирает модальность-тональность, так как ты всё придумал заранее, то на письме отстаёшь от самого письма, которое буравит дырку в породе, прорубает тоннель в невидимых породах. Снова много метро, откуда оно каждый раз возникает непонятно откуда. Конечно, описываю Москву (в частности, свой "Сокол", на котором, видимо, против всех правил, живет мой персонаж), но таким образом, чтобы это могло оказаться любым городом. Без топонимов. Интереснее всего находить синонимы, эквиваленты, а то и просто опускать реалии, самому интересно, получится ли?

Чтобы рефлексии и полутона, которые постоянно возникают в промышленных количествах, не тормозили развитие сюжета (книжку хочется сделать динамичной, кинематографической) все отступления отцифровываются и уходят в конец, где образуют автономный сплошной текст, всё те же "Главы для необязательного чтения", как в "Елдаках", которые на этот раз имеют название "Внутренний мир".

Так подробно описываю, потому что пять лет назад, примерно в это же самое время, я засел за свой первый роман, писал "Семейство паслёновых", так уж вышло, захлёбываясь соплями и золотой летой.

(Был у меня одноклассник Алик Юмасултанов, который назвал своё сочинение на тему "Как я провёл лето"именно таким образом "Золотая лета". Добрый был, незлобливый парнишка, моего росту, мы с ним всё время спорили, кто будет замыкать мальчишеский строй на физкультуре как самые маленькие в классе. Пока не появился Миша Куляхтин и нас стало трое. Несколько лет назад Алик (мама его работала в "Торговом центре" в отделе "Золото" и была важной персоной) пропал, а потом его сожжёный труп нашли где-то в лесу. Первая смерть в моём классе. Надеюсь, и последняя пока...)


Я писал "Семейство" и не знал, что потом, после, будут ещё какие-то книжки, поэтому вывалил туда больше, чем нужно. Буквально, всё. Недавно перечитывал по случаю, блин, прекрасная проза, что важно - не стареет, частности можно было выправить, но в целом я бы ничего менять и не стал, да там и невозможно, так это в едином потоке вырвалось.

Осень вступила в стадию активного разложения. В ней бродит, бередит зима, сегодня стоял у окна и вдруг увидел внутренним зрением ровное, белое пространство. Которое трезвит. Которое рифмуется с затяжным похмельем, небритостью, деревянной избой. По сообщениям незвисимых наблюдателей, в Чердачинске уже прошумели первые снежные бури, теперь всё расстаяло, стишло. Сегодня Москва встречала Павла Беньяминовича Рабина, постетившего столицу нашей родины с неофициальным визитом. По случаю встречи высокого гостя, у Виктора Давидовича Новичкова состоялся кофе-брейк, состоящий из виски и закуски, на котором присутствовала наиболее продвинутая часть чердачинского землячества. Когда гости расходились, пошёл дождик, мелкий, но тёплый. Бродский написал, что запах моря (то, что мы воспринимаем как запах моря) есть запах гниющих водорослей. А у нас на "Соколе" активно разлагается жёлтая прель. Клёны сыплят мимо окна лоскутки разноцветного бархата, невозможно не сказать что-нибудь красивое. Особенно хочется описывать воздух - подсвеченный виражами незримых отражений, что Клеховские настойки - хреновка и прочие... Осенние обострения у невротиков вызываются приступами спародического отчаянья, когда ты совпадаешь с природой в самом главном - она же ведь тоже умирает. Не на долго, да? Разлад между красотой, порождённой "последним прости" и целеполаганием, программой, заложенной в округе, утренними мыслями о том, что потерпи, дружок, совсем немного терпеть осталось.


Locations of visitors to this page
Tags: Люся, литра, люди, писатели, прошлое, ссылки, я
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments