paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Тихие дни в Ниглиши


Время снова сдвинулось - вроде бы день ещё, точнее, вечер, а уже темно, нужно идти спать, но на часах ещё такая рань, типа ты отвык, день пересыпанный горохом междометий и таких же краткосрочных дел, что-то делаешь, делаешь, а день и не думает кончаться, потом ловишь сонный зевок, прикрываешь рот ладошкой: осень, пора есть живые витамины, потом будет поздно.
Лета не было, лето истерлось на изгибах как газета, растворилось без следа как шипучий эфиралганупса, мы думали о лете, мы ждали лета, однако же, я в очередной раз забыл расставить галочки - ведь чтобы что-то состоялось нужны несколько пунктов обязательной программы, иначе как понять, вышло, получилось или не получилось, или не вышло. Забываешь про галочки, про дела, про лето, за окном тьма, батареи едва тёплые, уже хорошо. В метро перестали прятаться за эвфемизмами про оставленные вещи, совсем обнаглели, напрямую говорят про возможности террора, ну, да, уже никого не удивишь, никого не испугаешь, пуганные мы, перепуганные и ничто нас не берёт. Раньше ещё как-то прятались, мол, не забудьте про свои вещи, то, сё, теперь поднимаешься на эскалаторе и голос сверху... голос сверху...


В детстве мы делали секретики - окошки в земле, осень такой секретик, соскоблили лето - а там позолота, руки ещё не мёрзнут, но мама спрашивает про зимнюю шапку. Мама, как ты там без нас, осень, ведь на дворе, листья, дворник рано начинает, скребёт по асфльту, Клавы нет, выгуливать некого. Дети разъехались, а собака умерла от старости - как будто она тоже ребёнок и тоже куда-то уехала. Клава мне снится иногда, удивительным образом совпадая с телефонными звонками от. Глеба написал роман про турецкого архитектора Синана, сижу, читаю. Узнаю некоторые подробности личной жизни товарища, как он всё это (отношения с Аней) выворачивает наизнанку. В рту вкус вишнёвого варенья - вот, оказывается, как оно со стороны смотрится - преломление жызненных реалий в текст. Что ж тогда обо мне говорить, о моих близких, из которых мои тексты состоят, как я из воды-водки памяти?
Тут предложили переиздать "Семейство паслёновых", думал нахальным образом приложить фотки ребусов, но понял, что лишнее, и без того всё это как-то слишком приторно и навязчиво - как вкус вишнёвого варенья, тем более, что всё уже давно закончено, диалога нет, даже монологи иссякли, перешли в иной регистр: забывания, обморочного равнодушия, в прикуску к вишнёвому варенью которое.

Из издательства прислали обложку "Ангелов". Кура постарался на славу, хорошая обложка, спасибо, группа "Depeshe Mode". Тихие дни, лишённые каких бы то ни было событий, смысла, дела, просвеченные началом октября как осенний витраж, готика такая, ну, да, встал на носочки, устремился вверх словно Кёльнский собор, каменные кружева, выпадающие волосы, ладони, сохнущие от моющих средств, нужно бы помыть окна, но ладно, до следующей весны, вот станет тепло, тогда и осуществим помывку. Ничего не происходит, только слюдяные плёнки, невидимые но и сверкающие, покалывают в грудине. Будем думать, что это - последствия первого занятия в спортивном зале, будем думать, что так и должно быть. Так странно жить, плыть сквозь все эти подробности, не оставляющие следов, так странно зависеть от людей, потому что только люди делают твоё прошлое плотным, только люди и запоминаются. А без людей - ты что - кисель. Вот именно.


Locations of visitors to this page
Tags: дни, медитации, метро, осень, прошлое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment