paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Category:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Негашённая известь зимних пространств

В Челябинске всегда на два часа позже, чем в Москве, вчера много думал про это, но никак не мог догадаться почему так, вертел в голове восток-запад, а всё же так очевидно... хотя мне всё время кажется, что это в Москве, раз она западнее, должно быть на два часа позднее, чем в Челябе, вот мне здесь и спать хочется лечь пораньше, и график как-то странно сместился в бок. На самом деле, это всё отзвуки того самого смещения в сторону центра, которое тикает в любом провинциальном человеке, когда ты берешь московскую газету с московской тв-программой и, типа, должен учитывать разницу в два часа. Оказывается, это остаётся, под спудом, но. Московское время - нулевой мередиан (точно так же, как доллар в америке - нулевой мередиан), как и Бродский, которого вдруг погнала читать жара. Из-за жары, да. Бродский - это же такие бесконечные складки на поверхности, волны, стремящиеся к самоуничтожению, тот самый отсутствующий центр, который выносится в название стихотворения, тогда как вся образная система, нагнетание тропов разбегается по полям, на полях, ах. Интенсивный экстенсив (или наоборот, экстенчивный интенсив), за счёт описания новых мест (Венеция) или предметов (стул) или чувств (усталость). Любой ъект берётся, выдёргивается из, застывает и описывается как ъект. Текст как рама.

Город как рама для человека. Как яма для его жизни. Как рана его памяти. Невозможно выскоблить, исчерпать, исчеркать. Ездил на АМЗ, там, где отец строит дом. Ну и дом, истинная крепость. Сразу чувствуешь себя в нём англичанином. Пол с подогревом, первый этаж выше двух моих ростов, бытовой такой монументализм, задающий точку отсчёта какой-то новой, альтернативной жызни. Желание быть. Жарко. Сегодня подумал, что вот же как дома хорошо, отчего бы не бывать тут почаще, почище, ибо... ибо... ан нет, вроде бы ничего существенного не делаешь, но вот же сказал себе - мне нужно только вот это ("only you") и жизнь повернулась к тебе именно этим боком - то есть дала тебе то, что ты просил. И вдруг ты видишь всю ограниченность своей ограниченности. А дома хорошо, Челяба цветёт буйным цветом, какие-то сдвиги, развязки, она же совсем чужая - как если сквозь родной город начал проступать какой-нибудь чужеродный Екатеринбург. Это я знаю, что вот этот дом воткнули тут недавно, что раньше тут был пустырь, а вот тут никакой улицы, никакой магистрали, а для стороннего взгляда (для какого-нибудь туриста) всё это равно и всё едино, единые чёрточки губернской жизни. Значит, и я вот уже смотрю сторонним, туристическим каким-то, что ли, взгядом. И только то, что продолжает находиться на месте, подтверждает статус незыблемости, способно довести до головокружения - потому что оно живёт, продолжает жить как и ты параллельно вот этой реальности, оно может (могло бы) осуществить какие-то паралелльные бытийные развязки, а вот ведь поди ж ты - не осуществляет, так как нельзя, невозможно оказаться в двух местах одновременно, жить двумя жизнями. То есть, жить то двумя жизнями, конечно, можно, но как это в голове уместить безболезненно, без последствий для психики, для вестибюлярного (от слова "вестибюль") апппрата.

А мне уже и кажется, что никакого Сокола нет, что я никуда не ездил, ниоткуда не приехал, просто спал как всегда до обеда, вот и привиделось. Такой странный морок, вызванный этой духотой и икотой, только спотыкаясь о незыблемость, которую воспринимаешь как незыблемость, настоенную на опыте разлуки (значит, разлуки, ага, разлуки как прерыва, разрыва, отсутствия) ловишь себя на умозрительном головокружении и умозрительной тошноте, понимая, признаваясь, что всё это не приснилось, ты вынужден зафиксировать поражение в этом городе, этого города, оттого ты и выбросил его за борт актуальности, оттого ты и пытаешься дорисовать себя в иных палестинах, и там, пока ты рисуешь, длишь усилие, поражение откладывается на потом. Несмотря на то, что это, всё-таки, Москва, трудный город и всякое такое, а вот поражение ты терпишь в жаркой (жалкой) и расслабленной мускулатуре Челябы.

Возвращаясь с АМЗ, прошлись с мамой по городу. НЮ превратился в мемориальную доску на доме, в котором жил, куда я ходил по долгу службы. Вот видишь, говорю, вот тут происходили сцены "Едоков", говорю, вот в то окно смотрела Лидия Альбертовна, вот за этот угол заворачивала... Между тем, пространство меняется неузнаваемо, его словно бы переставляют с ног на голову, ничего не остаётся от того, что я писал (хотя внешне мало что меняется). Только в романе моём ещё и осталась старая Челяба. Старая, потому что по памяти писанная. Чугунный Глинка оказался коротконог, а новый мост на Кирова - насыпной пешеходной зоной. Всё равно так хорошо в краю родном, так чужеродно и так странно... На "Арбате" тусуется вполне живописный молодняк, скоро метро пустят и тогда вообще, чур меня, чур меня, чу...


Locations of visitors to this page
Tags: АМЗ, Челябинск, город, лето
Subscribe

  • Слово дня. Саккада

    Процесс чтения с биологической перспективы — это не непрерывное движение глаз по тексту, а быстрые движения глаз, которые называются «‎саккадами»,…

  • Слово дня. Пентименто

    Пентименто - это один из художественных приёмов, используемых художником, когда он хочет внести в своё произведение более или менее значительные…

  • Слово дня. Вёдро и сувои

    Из "Господ Головлёвых", щедрых на старинные, витиеватые слова (одно " умертвие" чего стоит), решил отметить два пейзажных. " И плодовитый сад,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments

  • Слово дня. Саккада

    Процесс чтения с биологической перспективы — это не непрерывное движение глаз по тексту, а быстрые движения глаз, которые называются «‎саккадами»,…

  • Слово дня. Пентименто

    Пентименто - это один из художественных приёмов, используемых художником, когда он хочет внести в своё произведение более или менее значительные…

  • Слово дня. Вёдро и сувои

    Из "Господ Головлёвых", щедрых на старинные, витиеватые слова (одно " умертвие" чего стоит), решил отметить два пейзажных. " И плодовитый сад,…