paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

НацБест

НацБест дали Пелевину. Шум в зале. Самого Пелевина не было (как и Червинского, как и Распутина). Мы с Вознесенским пришли вовремя, так как Вознесенский очень не хотел опаздывать. Он теперь не пьет, старается всюду приходить к срок и вообще сугубо положительная личность. Мы с ним жили в одном номере гостиницы «Братья Карамазовы» (110 евро за ночь).

Ехали писательско-критическим гуртом, развлекали себя как могли. Не пили. Мы не пили (не знаю, как другие, например, живописный Вовка Березин), читали-писали-болтали, в основном с Юлюшкой Рахаевой, самым добрым и светлым человеком в нашем лит околотке. Что-то ели, выходили на остановках, нюхали природу (много одуванчиков, целые поля, изъеденные желчью, веснушками), видели лосей (живых, резвящихся), ждали сначала Бологое, затем Ижоры и тд и тп. В дороге нас заливал ливень, обкуренный Кур в телефоне шумел про штормовое предупреждение, но когда стали подъезжать к Питеру, шторки на небе стали раздвигаться.

В «Братьях Карамазовых» нас уже ждали Кур и Костя Богомолов, которые курили, высунувшись в окно. Поэтому первое, что мы почувствовали, вступив на гостепреимную питерскую землю, был стойкий запах травы, которым пропитался весь гостиничный двор. Набатникова дала нам с Сашей номер, поэтому надоба в постое у Кура отпала (Кур сказал захватить с собой постельное белье и мы с Вознесенским везли полные сумки бесполезных тряпок), тем не менее, мы пошли к нему на улицу Марата, чтобы покурить. Покурили.


И пошли гулять. Второй раз мы покурили возле Аничкова Моста и потом, сразу после этого попали в странный двор с гигантскими арками и тихими внутренними дворами. Белые ночи уже начались, как и празднование дня города, однако, улицы в центре были пустынны и малоэтажны. Когда мы вышли с Марата на Невский, он показался нам репликой Покровки ((с) Вознесенский А.В.). Ну, мы еще по пути заходили в разные кафешки и рюмочные, поэтому в отель вернулись в третьем часу ночи. Эрмитаж оказался вычеркнутым автоматически.

Погуляв по центру, мы пошли в «Асторию» на присуждение (мимоходом пересеклись с Сашей Кабановым, Саша, спасибо за книжку и за посвящение), куда гости уже собирались. Всем дали номерки столов (нам с Вознесенским выпал стол № 7), церемонию вела актриса из БДТ и Дыховичный, которые безбожно путали все, что только можно было перепутать.
Кур получил два голоса, Распутин (за него проголосовал Иванов Александр) и Червинский по одному. Три голоса сделали Пелевина победителем. Кто-то из дам нервно захихикал, Топоров произнес спич и все ломанулись к столам, возле которых Кур невозмутимо забил очередной косяк и пустил его по кругу.

Потом мы гуляли в компании милых людей и их подруг, курили возле Исаакия, шли по набережной, растянувшись на километр, а потом очутившись в кафешке на Марсовом Поле. Гаррос и Евдокимов, Кур с Юлией, Трофименков с дамой, Олег Бондаренко, Иванов с Котоминым (Котомин был в горьковско-чеховской шляпе) Вознесенский, Оля Чума и мило беседовали, пока Костя Богомолов не привел Юлю громогласную Беломлинскую, которая стала громко более чем разговаривать, пререкаться с Ивановым (они чуть не подрались), обзывать всех фашистами и стремиться продемонстрировать собравшимся свою неувядающую грудь. Юля оказалась очень милой и вообще. Короче, было весело и немного холодно, несмотря на горелки. Так что к «Карамазовым» мы приехали последними, нас уже почти не ждали, почти не ждали, вот так. Надеюсь, в Мск не такая свежая погода как на родине трех революций, потому что телу нужен отдых от холода и постоянной собранности (точки собранностия) в нём.

Я пишу эти строки в конце января, голый по пояс, при свете полной луны, и если ты слышишь, то please, попади же мне в такт.


Locations of visitors to this page
Tags: Питер, дни, люди, писатели
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments