paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Пластинки


Набрать на Горбушке пластинок и упасть на самое дно; скрыться. Простыть для верности, чтобы сил не было - видеть кого-то, идти куда-то. Читать римские тексты. Ничего не писать, только думать о новом романе, о новой неделе, на которой придет тираж одной книги и другого журнала, будет много встреч и римские каникулы в конце. Смотреть как за окном похолодало, солнце стало более трезвым, отчего пространство снова расширилось. Холод раздвигает пространства, холод есть простор, тогда как жара мирволит духоте и сжатию пространства, начинаешь чувствовать своё тело, а там где вмешиваются телесные ощущения ни о каком просторе речи идти не может, не выпрыгнешь, не перепрыгнешь. Слушать новый Air и думать о новом романе, как он классно сложится, несмотря на подлянку от Пола Остера, ну, никак не ожидаешь любимого писателя в подвохе. Отключить мобильный телефон, потому что в последнее время ты всё чаще стараешься обходиться без него, без этого жала в плоть, без этой язвы, настигающей тебя своими вибрациями в самые неподходящие, в том числе, отхожие моменты. Мобильный телефон - это то, что меняет нас, незаметно перерождает, мы мутируем, не замечая, что становимся какими-то иными, как раз, следуя заветам Фуко. Если только для друга расстояние - это проблема, то перерождается само понятие дружбы, само понятие пространства. Сначала были мусоропроводы, избавление от мусора, исчезающего на твоих глазах, переходящего в разряд небытия, можно гадить, смывая гадость в унитаз, выбрасывая в мусоропровод, выбросил - и порядок, ты снова чист и свеж, тебя ничего не обременяет, в том числе и моральные проблемы, потому что системы личности универсальны, они легко настраиваются на любой лад, легко перескакивая с физических проблем на метафизические, с моральных на экзистенциальные, мы мыслим метафорами и анологиями, сами не замечаем, как попадаемся на крючок собственной внутренней универсальности, которая (универсальность), на самом деле, есть частный случай частного случая, есть сужение дороги-пути, выбор себя и значит неконструктивное самоограничение. Обычно самоограничение продуктивно - но только если иметь ввиду физиологические и материальные моменты - секс, еду, сон, деньги. Самоограничение в сфере внутренней жизни приближает старость.

Мы думаем, что знаем себя, что узнаем себя, окончательно затвердевая в себе, ан нет, мы просто выбираем наиболее простые, понятные схемы, чтобы больше не парится. Чтобы больше не парится. Чтобы больше. Устаёшь, ведь, заболеваешь, хочется простоты, внутреннего порядка, а тут - телефон, душ, унитаз, с их нетвёрдой помощью, через них, через очищение и наведение порядка, home and dry, удивляясь, а где счастье? Почему ему нет? Счастье в клетке не живёт, счастье это ветер, оно открыто простору, счастье это и есть вхождение простора в тебя, хрен поймёшь направление, можно только ощутить колебания воздушных масс, перемену его направления, коснись, коснись меня своим крылом...


Два дня назад выезжали гадать за город на картах Торо. Карты сказали, что роман надо писать, несмотря на подлянку со стороны Пола Остера. Кричали птицы, свежий воздух, опять же таки, как потенциальная возможность - чего? ну, счастья, конечно. Потом карты сказали, что не нужно продолжать отношения, иначе выйдешь дураком. Точнее, это 791 выдал такую интерпретацию.

А я вот прочитал её совсем по другому. Там говорилось про то, что нужно слушать внутренний голос, окей, я его слушаю, и про то, что я мастер, недооценивающий свои масштабы, окей, я оцениваю, именно потому и позволяю этим отношениям длиться. Я буду их мастером, буду мастером внутри этих отношений, да? Потерять и значит остаться в дураках, как тебе моя интерпретация? Хотя, с другой стороны, что терять? Кого? Ведь ничего же нет...
Когда-то лет пятнадцать назад я написал стихотворение, которое заканчивалось так: "Никого не нужно, никого не нужно, никого не нужно...

Игра в поддавки, конечно, но ничего же не меняется. Старый конь борозды не портит, хотя ох уж ему эта борозда... Ты помнишь, как солнце садилось над Кутузовским проспектом, над Краснопресненской набережной и все окна белого дома были залиты солнечной спермой?
Потом мы сели в машину без бампера и поехали, настигаемые сперманентными телефонными звонками, куда? Фотографироваться? Но мы уже провели целую фотосессию, накупили пластинок, сходили в туалет на Горбушке, вспомнили обязательного в этом случае Левкинда, такое было, как будто бы его и не было вовсе, такой маленький промежуток, воспринимаемый именно как промежуток, как междуцарствие, межсезонье, а вот, поди ж ты, чуть позже окажется, что а) маленькая жизнь; б) большая жизнь из таких вот провалов-майданов и состоящая.
Конечно, потом ты стоишь под горячим душем, пьешь красное вино, отправляя пустую бутылку в мусоропровод. Она падает с четвёртого этажа и ещё долго громыхает и не может успокоиться внутри трубы, окрашенной зелёной маслянной краской.

Если бы всё было так понятно, как это...


Locations of visitors to this page
Tags: банальное, любовь, медитации
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments