paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Чужая книга


Тамянка – это жидкий героин, говорит Рома.
В Форосе мы живём в домике на самом берегу и в квартире на задах домика, ходим по замедениям, перемещаясь из одного в другое, всё время переживая приступы лихорадочной активности.
Относительно спокойный вчерашний день вместил в себя такое количество всего, что странно перечесть – от трансвечеринки в полвторого в Семизе до поедания арбуза в предрассветном кумаре.
Приехала из Симферополя Олина подруга Лариса, она же Ляля, с приветами от Полякова и Жданова – и я понял, почему взял с собой интуитивно в дорогу книгу с текстами Ивана.
Сегодня выдалось ещё более беспокойным – без отдыха и сна, внутри лабиринтов крымских дорог, постоянного перемещения с места на место, по ночным дорогам (только что приехали из Семеиза, до этого были в Алупке), мимо патрулей («Президент на отдыхе»), меняли колесо рядом с стрип-шоу, люди как мальки метаются в свете.

В редкие минуты просветления Темиров читает на пляже диалоги Платона и «Иконостас» Флоренского. Редкосная дрянь.
Много облаков, поэтому не жарко, но свежо, то есть, самое то в перемешку с тёплым и ненавязчивым дождём.

Темиров потерял паспорт, а Рома устроил психоделическую революцию, мало не покажется, было тебе и небо в алмазах лужёная носоглотка и тряпки на закуску, короче, филателия и сыпучий аспирин «Упса» в Воронцовском парке, превратившимся во внутнренности картин Макса Эрнста + машины с прозрачными дверками (видно дорогу) + «ложная эстрадка» в кафе «Ностальгия», конструкт надуманный Изом и подхваченный всеми: первый этап – глисты мироздания, второй – «ложная эстрадка» (то есть, помимо прочего, внутреннее простраство внутренних монологов), третий этап, который мы долго искали с шампанским – «эпифания в бархатных тапочках» (фиолетовых? Потому что глисты мироздания – ослепительно белые, белые, ага).
Крышу не снесло, мы сами залезли на крышу какого-то сарайчика – уже когда взошло яркое солнце и люди потянулись на пляж.

Ромка долго водил нас по тёмному (ничего же не видно) Воронцовскому парку, мы спотыкались, боялись упасть, Инна плакала и жалела всё человечество, даже Ольга потеряла непроницаемость.
Аутентичнее всех вёл себя Из, впавший в задумчивость и породивший конструкт «Ложной Эстрадки».
Темиров с Инной пытались играть в бильард, появилась пьяная учительница геометрии, образовавшая фан-клуб Вадимуса. В себя стали приходить только сейчас, сутки спустя.

А третьего дня, в квартире было найдено письмо от Ивана Ивановича к Николаю Николаевичу, которое мы читали и разбирали полвечера.
Привожу текст письма целиком, потому что документ этот редкой человеческой важности. Оно лежит у меня в томе Ницше, который был найден в той же самой означенной квартире. Подлинность письма, датированного 19.10.2001 года, могут засвидетельствовать все при сём присутствующие.


«Николай здоров.
Письмо я от тебя получил, за что тебе очень благодарен, бляха-муха хоть ты находишь время написать письмо, а то Назир наверно точно по руски не может писать, а дядя Ваня уже пожилой, но он молодец, хоть редко, но пишет. Коля я знаю, что вам там не легко жить да и с деньгами проблема, деньги вам с неба не падают, я знаю это, нас то тут хоть кормят плохо но ничего, а там надо думать где на кусок хлеба заработать. Коля извини что я тебе такой большой список написал, но мне сейчас это нужно. Здесь за всё нада платить. А сейчас приняли новый «Уголовный кодекс» и все дела пересматриваются, то я надеюсь что и мне счас должны срезать срок «так как раньше моя статья шла от 7 до 15 лет то теперь моя статья по новому кодексу от 5 и до 10 лет. Уже здесь мужикам Черкасским посрезали многим по 2 по 3 и по 4 года. Но а кто из других городов то тех дела отправили в те города, где их судили. Моё дело пошло в Севастополь, так что до нового года будет всё известно.

Так что все зеки ждут, а многие уходят домой. А срок у меня 10 лет, а было 12 лет. Мне сначала дали 12 лет я с 12 годами приехал на лагерь, потом я посидел немного и взял и написал жалобу в Киев и оттуда пришла бумага пересмотреть моё дело и в 2000 в конце февраля повезли на тюрьму у Севастополь на суд, там я сними на суде немного поспорил и мне дали 10 лет – вот так-то Коля.
Но а то что Дунька ходит и пиздит то врот её ебать, выйду то переебу всю семью ихнюю и обоссу их. Хуй ей в сраку, пусть побыстрее подыхает до моего освобождения, так ей и передай.

Живу Коля потихоньку, дни летят вроде быстро, ждём Нового года, чтоб уже стало известно что и почём. Дай Бог чтоб мне ещё срезали несколько лет, то тогда в 2002 год отправят на посёлок у Крым, раньше на посёлок отправляли рядом в Черкасской обл, а теперь по Новому закону, отправляют по месту жительства.

Коля ещё раз извини что такой большой список, но вы там уже соберите что можете. Мне в даный момент очень – это нужно чтоб выйти на посёлок, короче нужно платить. Я не буду обо всём писать, потому что письма проходят цензуру – их иногда читают, я потом другое письмо выгоню через свободу и в нём я тебе всё напишу, зачем мне LM и кофе нужно – хорошо Коля.

К новому году тебе я обязательно вышлю подарок – маленький но подарок. Поскребку – большой привет и огромное ему и тебе спасибо – в долгу не останусь. Здесь в этих местах времени дохуя подумать, обдумать, ты же правильно пишешь что нужно различать где друзья, а где любители выпить.

Насчёт разборок из Игорем, ты Колян не переживай, всё будет сделано другими руками. Я мог бы уже с ним разобраться но я не хочу пока не выйду. Недавно освободился один «козёл» по масти, я бы мог ему дать адрес Игоря, чтоб он с ним пообщался по зековски, но пока не хочу не надо пока. А этот парень козёл он из Симферополя сидел здесь.

Ну теперь я понял за тебя, где ты где жена. А Поскребок как он там живёт в 9-м доме или в Лучах, где он работает, и ты не пишешь где ты работаешь. Николай береги здоровья, береги себья, и наслаждайся жизнью. Я иногда думаю: как заебись что мои друзья не в колонии. Потому что здесь мы лишены свободы – а это главное.

Да все мы люди, и мы здесь живём нехуёво, Знаешь Коля, не так страшен чёрт как его рисуют. Тюрьма есть тюрьма. Ну чем хуёво – утром встал – попили чифиру и пошли потихоньку в столовую, там перекусил или чаю попил а хлеб взял из собою и принёс к себе в барак, лёг полежал сюда-туда и в пол восьмого утра проверка, посчитали нас и всё ложусь спать до 12, там опять потихоньку встал умылся, походил оделся вышел на улицу а в 2 часа на обед, после обеда опять спать или заниматься чем нибудь играй в нарды или в домино. А там и вечер ужин, а потом выключают свет – телевизор, радио, а там в 10.00 отбой – посчитали нас и потушили свет, а движуха продолжается. Я ложусь где-то в 12.00 – пока полежу, пока усну, то вже и в 1 ато и 2 ночи, вот так Коля каждый день – голимый санаторий только не Форос. Да иногда так уже всё это заебало что пиздец. Да и сейчас наступает зима, темнеет рано и приходится сидеть вечером на бараке, хули делать на улице, да так как и у Форосе, летом заебись а зимой тоска. Хоть блядей хватает в Форосе, ебите их Коля, пока есть здоровье, у нас в бараке тоже есть два петуха, то иногда когда насмотришься фильмов, то тогда вечером даём им чтоб отсосали. Даёшь ему 5-сигарет или ложку чаю, то сосёт лучше бабы. Вот такие-то дела.
Недавно из Симеиза приезжали родственники до земляка, то мы с ним немного погуляли. Мы с этим земляком Саней поддерживаем отношения, потому что тут и так нас Крымских на лагере почти нет.

Спасибо Ефиму, спасибо Бодрею им привет от меня, я вас не забыл, я всех помню, это было как вчера, времени тут у меня хватает чтоб всё вспомнить.

Погода пока у нас може не хуева, дождей нет, правда стало немного прохладно, но мне похуй, одежда у меня есть так что зима похую, Полусапожки есть, спортивные костюмы аж два, фуфайку недавно купил почти новую, перчатки есть, короче, всё есть, мне похуй. А ходим мы в такой одежде как и вы там на свободе, только что у нас на груди с левой стороны пришита маленькая бирка и на ней написана фамилия, имя, отчество, и отряд. А так нас никто не одевает, не обувает. Ну у нас друзья земляки, одни уходят, оставляют вещи, другие заезжают, что-то покупаешь из вещей... вот такие-то дела, да нахуй тебе этим голову забивать.

Игорь квартиру себе не забрал, потому что она приватезирована на меня. Он ней пользуется пока я не выйду. Они бы хотели, ну хуй им в сраку пидарасам, я выйду, выебу среди белого дня и обоссу их всю родню. А Дуньку Коля не слушай, пусть попиздят немного, я это переживу. Она хуела тогда когда меня на суд приводили по 4 мусора у двоих наручниках, а мне было похуй. Да сначала было и для меня не приятно, и тяжело – эти камеры наручники, эти столыпины, эти тюрьмы, а потом всё похуй. Ничего там страшного нет. А теперь дунька хочет кого-то запугать, да нихуя в неё не получится. Пуган я уже, теперь мне всё похуй.
Как там Миша Петухов, как там этот что сидел год или два, блядь забыл как звать его: короче что живёт у 9-ти этажке, а вспомнил ебать мой хуй, Пёрышкин.

Сегодня 16.10 получил письмо и сразу даю ответ. Жду теперь посылку.

За ранее очень лично тебе Николай благодарен. Всем привет. Пиши жду, незабывай. С уважением Иван Г.




Locations of visitors to this page
Tags: Украина, дни, люди, цитаты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments