paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Вторая книга


В тревожном сне я узнавал о возможности погромов и всю ночь метался, спасая родных и близких, пряча их по подвалам и отправляя на последнем автобусе в укрытия.
Бома сказала, что трава пробила окно в генетическую память.
Никогда не пробовал такого урагана, когда каждый шаг превращается в опасное путешествие, всего так много и так слишком, что жизнь невозможно.
Или возможна только в горизонтальном положении, под одеялом и без звуков, когда тебе показывают внутреннее кино, которого оказывается вполне достаточно, чтобы плыть-пыть.

Ромка, местный кадр, меняющий за вечер несколько нарядов, постарался.
Его жена Эка имеет тату на ступне – зверь с человеческим лицом, который двигается вместе с Экой.
Ещё с нами зависала Окса, стамбульская приятельница Вадимуса, мне очень нравится как всё её тут зовут – Окса, с ударением на первый слог, а так она – Оксана.
Женя Из сходил с девушками Инной и Надеждой за овощами и фруктами (они тут на каждом углу), теперь, пока вся гоп-компания жирует в Ялте, я перебиваюсь сочными, салатными помидорами, персиками и как их? Как их? Нет, не помню.
За окошками – непролажная мгла как на картине Коровина, изображающей парижский бульвар весь в огнях и чернильных, что ли, провалах.


Пока мы сидели на набережной, в соседнем санатории случился пожар, мы сидели с белым полусладким как в партере, а в дымящее окно по лестнице поднимались люди, выбивали стёкла, выбрасывали наружу дымящиеся матрасы, тушили огонь из пластиковой бутылки.
Внезапно тебя настигает такое чувство: мы же уже совсем взрослые, по крайней мере, выглядим как взрослые и ведём себя как компания взрослых, почти солидных (с своим манхеттеновским прононсом Темиров-то уж точно) людей.
Мы ведём себя так, как, должно быть, вели и ведут себя в компании или на отдыхе наши родители.
Головокружение от собственной свободы сменяется тоской по детству.
Но в Крыму все явления кротковременны и переменчивы, как местная погода.
Постоянна лишь густая тишина акклиматизации.
Особенно она вещна ночью, гудит в черепе так, что, кажется, можно пощупать руками.
Отсюда и сны, соответствующие. Соответственно.
Завтра мы заселяемся в Форос, а сегодня провели день на пляже возле Алупки, Мисхор, что ли? Крым, конечно, странное место, неструктуированное какое-то (поломатое и многоступенчатое, в соответствии с пейзажем), многослойное будто бы ненастоящее.
Как Швейцария Тартарена из Тараскона.

Точнее, жизнь твоя здесь кажется не совсем настоящей, искусственной – потому что возможность выбора можно переложить на других людей, а самому, наконец, расслабиться. Что я и делаю с превеликим удовольствием.

И вот что ещё важно: путешествие в компании с ноутбуком превращается в совершенно особое приключение.



Locations of visitors to this page
Tags: Украина, банальное, дни, люди
Subscribe

  • Фототанка про Моне

    « Оммаж Руанскому собору» на Яндекс.Фотках « Оммаж Руанскому собору» на Яндекс.Фотках « Оммаж Руанскому собору» на Яндекс.Фотках…

  • Кандинский о Моне и цветопередаче Москвы

    Кандинский познакомился с новой живописью через «Стог сена» Моне, вы­ставлявшийся на выставке французских импрессионистов в Москве в 1895 го­ду.…

  • Моне. Порция декабрских строк

    Для всех опоздавших на поезд, в последний раз поясняю, что логики в этом тексте искать не стОит, здесь какие-то иные эффекты работать должны. Ибо…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments