paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

По касательной


Кортасару очень пошёл бы ноутбук. И мобильный телефон too. Жалко, не дожил.
Отчего волосы на голове от холода грязнятся быстрее, чем в тёплую погоду?
Плановые майские заморозки неторопливо, товарняк на повороте, переходят в июнь.

После чтения книги интервью и заметок Кортасара неожиданно кинулся (шесть часов утра) читать «Евгения Онегина», продираясь сквозь отлакированные памятью строки, in spe.
По касательной, потому что идеальное музыкальное сопровождение – «Патетическая» Бетховена, с её россыпью серебристых колокольчиков, как та снежная изморозь, что серебрит бобровый воротник.

С чего бы это, подумал, а потом вспомнил, что нынче – шестое, и ты, как какой-нибудь Андрей Битов припадаешь ко «всему».
Но, верь мне, получилось спонтанно, на подсознании, никакого «пушкинского дома» (отчего имя «Андрей» в моих текстах всегда подчёркивается еле заметным красным пунктиром?)

Запах одеколона – если ты брызгаешь на верхний слой одежды значительно отличается от запаха, если ты брызгаешь его на рубашку, на майку или на голое тело – там, где он соприкасается с голым телом.

Пока читал Кортасара, Бетховен был только фоном, но перешёл к «ЕО» и музыка, идеальная музыкальная карта, вмешалась в чтение, начала мешать читать. Сегодня днём мне снова снилась контрольная работа по алгебре – извечный мой морок, я снова не смог даже ничего списать у соседки – как всегда – лишь условие первого задания, быстро приведённое к подсмотренному ответу, лишь заготовки, обозначения второго задания.

Ещё, начитавшись рефлексий Кортасара, придумал проект – написать новое «Путешествие из Петербурга в Москву», со всеми неторопливыми остановками.
То есть, пройти и описать путешествие в режиме реального времени
.
Но, скорее всего, кто-нибудь уже нечто подобное делал – тот же Влад Феркель, челябинский чудак, который перевёл Радищевский текст на современный русский.
Какая-то Битовщина меня сегодня преследует, вместе с Бетховеном.


Возможно, в морозном (прохладном) воздухе разлито некое вещество, вроде кондиционера, всё время думаю – ехать мне домой поездом или самолётом, очень уж страшно летать, но в поездах – всегда это вещество, даже если клаустрофобически душно.
И люди-одеколоны, естественные запахи которых наперерез – такие же естественные и резкие, как сонаты Бетховена: вторгаются, чтобы мешать читать.

И ещё меня волнует – как в поезде пользоваться компьютером, ведь розетки там, скорее всего, выполняют сугубо декоративную функцию, как отточия в «Онегине».
Нужно будет дочитать обязательно.



Locations of visitors to this page
Tags: дни, литра, люди
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments