paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Театр одного актера. Будни


В первый же день работы ко мне прибежал в кабинет директор театра. Второй раз за всю историю моей работы в театре. Почему все СМИ молчат? - Завопил он. - Почему ничего не делается? Через неделю открываются гастроли Моссовета, а у нас еще не проданы билеты? (В партере - по 500 руб).
Директор у нас хороший, только бешенный, немного безумный. Всем хорош, только ему люди работать мешают. Безумно любит театр, горит на двух работах (для того, чтобы лучше было выбивать деньги для театра, он пошёл работать министром культуры области), только есть у этого гигантизма обратная строна: часто срывается на людей, орёт. Когда он впервый раз сорвался на меня пару лет назад (с моим-то правдоискательским характером я нарвался на самого интриганистого пидора труппы, он директора на меня и натравил), у меня был шок: никто в жизни себе со мной такого не позволял. Я с директором год не разговаривал, благо работаю с худруком, под его прикрытием. Когда он на меня наорал второй раз (в прошлом году, отдельная история), я уже был готов и написал заявление об уходе. Худрук уговорил меня остаться.


А ситуация была следующая. У нас в городе - чудовищный оперный театр. А я тогда сотрудничал с "Известиями", ну и решил поддержать любимый город. Написал рецензию на тогдашние премьеры театра. Не похвалил, но и не поругал, попытался подойти объективно. Главный дирижер оперного написал тогда письмо на 8 страницах, о том, что его травят. Потому что в городе нашем культурная журналистика отсутствует как класс. Журналисты отрабатывают лишь информационные поводы, и облизывают театры в которых кормятся (если халявные билеты можно назвать кормёшкой), разборов или рецензий нет как класса. Вот им и странно, что про них написали, но не облизали, не употребили слова "духовность". Вот Макаров (директор) и полез заступаться: а вот ведущие музыковеды области и т.д.
И я написал заявление, и оно лежало до тех пор, пока этот чел передо мной не извинился. Теперь открываем новый сезон охоты за вежливостью. Худрук - в доме отдыха (инсульт, диабет, 77 лет), труппа - на гастролях. Мало не покажется.
Сижу всеми днями делаю воспоминания своему Науму Юрьевичу. Записывал его года четыре, что-то надеюсь изваять. На одно его слово - четыре моих, создаю, как говорят в театре куски по атмосфере. пусть только попробуют не купить у меня рукопись! Предчувствую новые радостные диалоги с директором.
Потом пошёл в турбюро, выпускающее журнал, где я работаю литературным редактором, забрал очередной вышедший номер с моими статьями про Барселону и книжки, которые зовут в путешествие (таковыми в данном номере оказались "Чёрная книга" Памука, "Волхв" Фаулза и "Амстердам" Макьюэна) и поехал домой. Дома - ремонт, оклеивается обоями кухня.
Писал колонку для РЖ, симулировал полемику с kirill.Потом пришла Таня, она сегодня уезжает на две недели. В Португалию, разумеется. Немного погуляли, я её проводил. По дороге в трамвае одна девушка трогательно сидела с томиком стихов. Я приятно удивлялся и умилялся, пока не пригляделся, что это - Людмила Татьяничева, челяюиснкая, типа, Анна Ахматова, только хужее - типа, единственная фигура местной литры, достойная хоть какой-то известности (двое у нас их, был ещё Борис Ручьёв, но это ещё хуже).
Пришёл домой поздно, поел, посмотрел очередную серию своего любимого сериала "Dream on" ("Как в кино") и начал смотреть "Королевство" фон Триера. Противно стало сразу же, на десятой минуте пошёл спать.
Такие вот, блин, новости. Такая, значит, музыка.


Locations of visitors to this page
Tags: дни, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments