paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Categories:

Март: озноб


По перрону станции «Октябрская» шла служительница в форме, несла в руке цветок на длинном стебле, словно погоняя им гусей, с таким брезгливым видом, что было понятно: она его нашла. Хороший, полноценный цветок, промахнувшийся мимо адресата.

Погода на выходные и праздники, словно бы замирает, берёт отпуск, старается не обращать на себя внимание. Вот утром, во вторник, ты выбираешься на службу, и погода раскручивает свою внутреннюю спираль: запускает солнце, готовится к капели.
От перепадов давления кружится голова, город готов упасть в обморок.



На выходных ходили с Новичковым смотреть ярмарку антиквариата, море всякого добра, цацек и фальшаков. Толпы непрофильного контингента, пьющие и курящие в своих закутаках спецы, лёгкая ожиотация, делающая все артефакты (бог ты мой, как же много работали наши художники...) мясом искусства.
Все эти (многие из них) объекты могли бы чинно висеть в каких-нибудь провинциальных коллекциях, но в этом смешении всего и вся был, есть некий драйв, гнилая, но жизнь.

Потому что потом мы обогнули здание ЦДЛ и пошли в ГТГ, смотреть выставку московской абстракции, пустые, холодные залы чудовищной, сработанной на коленке, продукции. Тусклые, бледные подобия польских журналов 70-х, часть нашей истории, конечно, но лучшее её прятать куда-нибудь подальше, честное слово.

Вообще, вся эта половина ГТГ, царство запустения и обескровленности, являет пример методологической пустыни.
Смотреть на все эти гигантские пространства, заполненные советскими классиками...
Дейнека, Корин, Нисский, несть им числа. Каждый отдельный художник ещё как-то тянет, но все вместе они составляют братскую могилу, образ той самой опусташённой вечности, не баньки с пауками, но подвалов неосуществлённого Дома Советов.
И всё это гниёт и разлагается, смердит, воняет тухляком – бегом, бегом отсюда, бегом...
Самый лучший артефакт – вид из окна на церетелевского Петра, вползающего рядом с Лениным и Ворошиловым, гуляющим по кремлёвской набережной после дождя.

Но мы добавили себе впечатлений, прогулявшись по скверу со скульптурами, вот уж точно схожим с раззорённым кладбищем.
А вот квартал, где раньше располагались галереи, где Кулик впервые выбегал в собачьем обличае, оказался снесённым.
Та дверь, из которой Кулик с Бренером выбегали ещё стоит, заслонённая рекламными щитами, но скоро снесут и её.

Март оседает головной болью в затылке, ранними вставаниями, когда уже светло, хлоркой в водопроводной воде, ожиданием тепла, которое, кажется, уже за поворотом.



Locations of visitors to this page
Tags: ГТГ, выставки, город, дни, люди, метро, пришвин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments