paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

"Человек без прошлого"


Нисхождение в ад анонимности коллективного бессознательного оборачивается раем натурального обмена. Персонаж фильма отказывается от роли Адама, дающего имена всему, его устраивает житие-бытие в анонимном состоянии до-грехопадения.
Грех здесь не плотская любовь, но отсутствие знания о социальных механизмах: ты выпадаешь из них или впадаешь в какое-то иное состояние.
Именно поэтому вся окружающая этого персонажа среда оказывается словно бы вневременной.
Даже машина полицейского имеет какой-то затрапезный вид.
Реалии современной жизни появляются, когда он «выходит» в город или пытается вернуться к нормальной жизни.
Да видно нельзя никак: вкусивши однажды вольницы не вернуться сюда, в простоту, невозможно.

Если бы не говорение на другом языке, можно было бы подумать, что это советский, точнее, российский фильм. Всеобщее бомжевание как метафора уже нашего распада и разлада, очень советские (совковые) отношения, быт, убогие декорации.
Но наши такого кино снимать не умеют. Или разучились: несмотря на всю чудовищность быта подпольных людей, не оставляет ощущение внутреннего позитивного настроя, оптимистического мессиджа.

Он возникает из-за затенённого, но явного пародийного уровня – во-первых, все эти невзначай возникающие реплики из чёрных фильмов середины прошлого века, исподволь сформировавших пластику этих некрасивых и громоздких людей. То есть, эти экивоки присутствуют как незримый фундамент, и очень смешат.
Во-вторых, если брать более близкие аналоги, Каурисмяки поступил как северный аналог Альмадовара – присутствие которого чувствуется и в разливах облупившихся анилиновых красок и в постоянной, наяривающей страсть и грусть, музычке, в том числе, и явно южно-европейского происхождения.




Получается конфликт внутри формы – одновременно дико продвинутой (стёбной, цитатной) и архаичной. Что, видимо, и должно подчёркивать разлад, произошедший в жизни анонима.
Конечно, это ещё и кино про кино – не зря точка осчёта сценария – сход главного персонажа с поезда; последний кадр – проезд поезда мимо камеры. Фильм сделал кольцо, вернувшись к логическому началу – туда, к самому первому поезду, который всё пребывает, пребывает и никак не может причалить.



Locations of visitors to this page
Tags: телевизор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments