paslen (paslen) wrote,
paslen
paslen

Я не Аполлон


В субботу ходил на объявление тройки финалистов премии Аполлона Григорьева. Академики наши раз от раза краше. Ну, результаты вы, должно быть, уже знаете, вообще-то, неплохая тройка (особенно на фоне достижений прошлых лет) - Марина Вишневецкая, Сергей Гандлевский (могу спорить, что большого Аполлона дадут именно ему), Андрей Геласимов, толстожурнальная, короче, публика. Иначе и не могло быть: в этом году жюрил Немзер.

Немзер был довольный - как мартовский кот. Понятно, что своё решение он проводил жёстко и волево: именно поэтому на церемонию не пришли ни Анненский, ни Новиков - тоже члены жюри. Были - Коля Александров и Маша Ремизова, которые вряд ли смогли бы спорить с Андреем даже если бы и очень этого захотели.


Академики не понимают, что подобные решения никаких диведендов Академии принести не могут - вот если бы отметили, например, Сорокина или Левкина... уже что-то, а так... ещё один холостой выстрел, дымы в тумане. Толстые журналы по три тысячи экземпляров каждый. Ну-ну.

После выхода из Академии Курицына и Кузьминского, в ней почти не осталось вменяемых людей. Почти не осталось, да.

В кулуарах говорил с главным консерватором Советского Союза. Митя называл новый роман Шарова гениальным. Бросьте, Митя, хороший, конечно, роман. Но как легко мы разбрасываемся превосходными степенями! Или это на безрачье? на фоне отсутствующего фона?! Шаров пишет всё время один и тот же текст, поэтому разные ея части могут быть более гениальными или менее... гм-гм, Митя...

Саша Иванов подарил мне второй том "Мифогенки", убористым шрифтом да на плохой бумаге, вот и фоска уже цитирует ануфриевское начало, вижу-вижу, высоко гляжу, далеко сижу... Сорокинский распад, ближе к финалу, хай-тековский вынос окончания (если кто забыл о Тарковском в самом начале). И никакого Аполлона, даже надежды на.

На Аполлоне встретил Костырку, который пишет обзор "Топоса" (будет в апреле), Сашу Агеева, который пишет теперь в других местах, многих-многих своих старых знакомых. Набатникова пришла со своей дочкой, которая собирается снимать кино по книге Денежкиной. Марина Вишневецкая похожа на Ирину Роднину. Геласимов делал вид, что не догадывается. Но фотографы так настойчиво к нему приставали... Вера Павлова уезжает в Штаты. Ненадолго. Женька Шкловский сдал в журнал цикл из 16ти рассказов. Юлюшка Рахаева расцвела ещё больше, цветок, а не женщина!



Locations of visitors to this page
Tags: дни, литра, люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments